Трансформация Европы

Бенилюкс и Франция очень хотят запустить новый «мотор» развития Евросоюза, но ждут результатов выборов в Германии.

Премьер-министры Бельгии и Люксембурга Шарль Мишель и Ксавье Беттель, а также французский президент Эммануэль Макрон намерены создать «коалицию доброй воли», цель которой — укрепить и реформировать ЕС. О чем конкретно идет речь, станет известно только после парламентских выборов в Германии, которые определят, каким будет новое немецкое правительство и кто его возглавит: нынешний канцлер Ангела Меркель или лидер СДПГ Мартин Шульц.

Впрочем, со стороны французов и их союзников это ожидание — жест вежливости. И Меркель, и бывший спикер Европарламента Шульц считаются сторонниками укрепления Евросоюза. Дискуссии с ними могут возникнуть только вокруг идеи так называемой «Европы двух скоростей», плана, который позволит проводить реформы, не дожидаясь сомневающихся и отстающих из восточной или, например, южной Европы.

Стоит напомнить, что именно малые европейские государства Бенилюкса (Бельгия — Нидерланды — Люксемург) стали в свое время примером интеграции для ЕС. Сегодня принято чаще вспоминать франко-германский союз, выросший из экономических соглашений. Однако в политическом плане именно Бенилюкс, который первым пришел к взаимной отмене виз и созданию единого экономического пространства, был взят за образец для «большой Европы». Равно как и при введении единой валюты (вначале только виртуальной, расчетной) образцом стала Франция. Так что именно преимущественно франкофонный мир двигал вперед идею создания единой Европы без границ и ограничений. Германия же на первых этапах выступала скорее тормозом для интеграции, опасаясь потерять свои «хуторские» экономические преимущества и не желая отказываться от дойчмарки.

Впрочем, постепенно Франция (в том числе, из-за своего экономического ослабления) отошла на второй план, а Германия стала вести себя как единственный «мотор» Евросоюза. На ее плечи легло и продвижение идеологии «Единой Европы», и финансовая тяжесть поддержания единой европейской валюты и, по большому счету, представление ЕС на внешней арене. Теперь Франция и Бенилюкс констатируют, что Евросоюз оказался в кризисе, одной из причин которого стало немецкое доминирование.

Публично так обычно не говорится. Эммануэль Макрон лишь один раз позволил себе порассуждать о «немецком экономическом эгоизме». И это понятно. Без участия Берлина и сегодня никакая реформа «единой Европы» невозможна. Германия по-прежнему экономический лидер. Поэтому-то Макрон и его союзники стремятся подчеркнуть, что обсуждать преобразование ЕС без немцев никто не собирается, просто для начала публичной дискуссии нужно дождаться итогов выборов в Бундестаг.

О каких реформах идет речь? Формально они пока не названы, Эммануэль Макрон лишь довольно туманно рассуждает о десяти пунктах. Но общая концепция в целом понятна. Главное в ней — добровольное сотрудничество во всех областях. Страны, для которых европейская солидарность не пустой звук, хотят гораздо более тесной экономической интеграции государств, входящих в Евросоюз. Ему также нужна единая политика безопасности — недаром Макрон своей главной внешнеполитической целью только что назвал борьбу с исламским терроризмом.

Там, где речь заходит о единой политике безопасности, нужны и единая оборона и охрана границ, а для этого необходимы некие общие полицейские, пограничные и вооруженные силы. Другой вариант — одни страны должны платить другим за услуги в области безопасности. Например, как любят напоминать французы, после выхода Великобритании они останутся в ЕС единственной ядерной державой, что само по себе стоит очень дорого. К тому же именно Франция постоянно осуществляет миротворческие и полицейские миссии на африканском континенте.

Еще один важный блок вопросов — общая валюта, единый банковский регулятор, унификация налогового и трудового законодательства. Эммануэль Макрон уже начал обсуждать эти проблемы во время встреч в Зальцбурге с лидерами Австрии, Словакии и Чехии. В конце сентября эта работа, очевидно, продолжится.

Однако не все государства ЕС рады такой активности Франции. Например, крайне негативно о политике Макрона отзываются нынешние власти Польши. Чехов и словаков французский лидер смог убедить, что работникам из Центральной и Восточной Европы лучше платить налоги в стране пребывания, а не дома, но с венгерским премьером Виктором Орбаном на эту тему, скорее всего, даже разговаривать бесполезно.

Есть также «больной человек ЕС» — перманентно предбанкротная Греция, весьма небогатые Румыния и Болгария, недавно присоединившаяся к Евросоюзу Хорватия. Все эти страны либо не хотят, либо пока по объективным причинам просто не могут полноценно участвовать в реформах, предлагаемых странами Бенилюкса и Францией. И ответом на это как раз и есть «Европа разных форматов», о чем говорит Макрон и которая является фактически синонимом «Европы разных скоростей».

Для описания этой схемы можно даже использовать марксистский термин «общественно-экономические формации». Кто-то уже «дорос» до единой валюты и общей охраны границ — и он их получает. А другие, как, например, Польша хотят охранять свои границы сами или с помощью США, а не ЕС. И они останутся за бортом этих процессов до тех пор, пока не передумают. Зато потом могут присоединиться к более успешным странам, как это было на заре ЕС. Разумеется, если проект реформ и правда окажется эффективным. Главное, принуждать в этой ситуации никого не следует.

В этом, кстати, отражается разница менталитетов французов и немцев: первые везде ищут многообразие, а вторые категорически настаивают на всеобщей унификации. Недаром Германия всегда была противницей разных «скоростей» или «форматов», как этот подход ни назови.

Однако Макрон и его союзники явно считают, что у них есть все шансы переубедить берлинские власти, кто бы ни победил на выборах. В этом случае можно будет начать реформировать Евросоюз, не обращая внимания на польских, чешских или, скажем, греческих евроскептиков. Отстающие «отвалятся» по дороге или позднее нагонят «авангард» европейской интеграции.

Правда, есть опасность, что «отвалившихся» окажется слишком много и проект единой Европы вместо того, чтобы укрепиться, затрещит по швам и начнет разваливаться. Но для того, чтобы хотя бы условно прогнозировать, ослабит Макрон ЕС или укрепит, надо дождаться конца сентября и детально разобраться, каковы основные параметры предлагаемых реформ. Дьявол ведь всегда в деталях.

Источник

https://kolyma4.livejournal.com/418644.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
Добавить комментарий