Мёртвый труд

Как говорится, и полтора века спустя мало кто понимает "Капитал" Маркса. И Гегель тут не поможет. Какой-нибудь популярный экономист марксистского направления может написать целую "простыню", не употребив ни одной формулы, пытаясь всё объяснить на пальцах. А ведь формулы могут быть так просты и при этом очень много значить. Например, формула стоимости c+v+m. Если вы ее видите в тексте, значит это текст марксистский.
Доля рабочих (живого труда) "v", доля капитала "m", доля средств производства (СП) "c". Хм... Первое слагаемое недаром стоит на первом месте - оно самое большое. Львиная доля в цене каждого товара, которую мы все уплачиваем - и кто же "съедает" эту долю? А вот и никто, по крайней мере никто из живущих. А из не живущих?

При желании тут можно усмотреть некую мистику: ныне живущие должны уплачивать огромную дань ушедшим поколениям, причем дань растет прямо-таки пропорционально увеличению населения загробного мира! И взимается дань с такой неукоснительностью - позавидует самый свирепый завоеватель, иной раз доходит и до голодных смертей:

«В то время как крестьянин умирает с голоду, скот его процветает. Прошли дожди, и подножный корм вырос богатый, но индийский крестьянин готов умереть с голоду рядом с жирным быком. Требования суеверия суровы по отношению к отдельному индивидууму, однако они направлены на сохранение общества в целом; сохранение рабочего скота обеспечивает продолжение земледелия, а тем самым и источники будущих средств существования и будущего богатства...». Или: «Продукты, составляющие капитал нации, не подлежат потреблению».

Накопленный мёртвый (пусть частично и воплощенный в живом скоте), овеществленный труд - вот он, главный эксплуататор, к тому же еще и не зависимый от формации*. На его содержание уходит всё более растущая часть совокупного рабочего времени рабочего класса, но и капиталистам не легко: на него уходит всё большая часть производимой стоимости, что сокращает их долю. Мало того, всё более дорогие (и всё быстрее устаревающие) и громоздкие СП гирями висят на ногах капитала, лишая его (столь склонного к бегству в места наиболее выгодного приложения) мобильности.
Сокращение доли капитала - это та самая тенденция нормы прибыли к понижению, периодически приводящая к большим кризисам.

Мистика уходит, если мы избавимся от стоимости и взглянем на дело с высоты социалистической нации, т.е. планового хоз-ва. Всё рабочее время делится между подразделением I (пр-во СП), подразделением II (пр-во предметов потребления) и непроизводительным трудом. "Пирог" национального дохода состоит только из продукции подразделения II (предметов потребления) и подлежит разделу между работниками подразделения I, подразделения II, непроизводительными работниками и иждивенцами.

Если теперь вернуться к стоимостному исчислению, то надо вспомнить А.Смита. Он считал, что стоимость складывается только из доходов (v+m). Если же есть затраты на СП, то они тоже распадаются на v+m, т.е. стоимость(v1+m1+(v2+m2+(...))). В пределе это верно, только если мы дойдем до такого работника, который вовсе не использует СП. Таких работников можно найти, если дойти до начала времён и первых людей. В рамках же одного года, для которого и рассчитывается общественный продукт, это невозможно.

Из того, как делится "пирог" национального дохода с т.з. планового хоз-ва, видно, что доходы производителей СП = I(v+m) вовсе не составляют стоимости СП, а составляют часть стоимости, произведенной работниками подразделения II. После раздела дохода между работниками I и II подразделений, они их потребляют, в т.ч. меняют часть своих доходов на услуги. Что же касается части стоимости СП = Ic, то ее не потребляет никто из живущих: в натуральной форме ее потребляют сами СП, а в денежной она переходит от предыдущих лет.

Кое-что может проиллюстрировать и метод т.н. "робинзонады". Если дикарь начал пользоваться луком со стрелами, то он должен отнять часть своего времени от охоты на обслуживание этого инструмента, напр. изготовление стрел. Но съедобный продукт по-прежнему будет доставлять только то время, которое потрачено непосредственно на охоту.

Теперь, опираясь на полученное понимание, можно разобрать множество ересей.

Ересь полного трудового дохода.

Эта древняя лассальянская ересь тогда понималась как последовательно социалистическая мера. Теперь же иногда предлагается как мера от кризисов - через повышение спроса.

Понятно, что работник не может потребить весь свой продукт без разрушения СП и перехода на более низкий технологический уровень.
Такое иногда случается, напр. предположительно так было с тасманийскими аборигенами. То же случилось и с некоторыми бывшими советскими гражданами, которые перестали вкладывать в доставшиеся им приватизированные предприятия (увеличили своё "m" на "с", а иногда и на "v"), а потом просто сдали их на металлолом.

Ересь освобождающей автоматизации.

Эта ересь имеет два варианта: правый и левый. Буржуи мечтают, что роботы освободят их от рабочих (т.е. от необходимости платить "v"). Левые мечтают, что роботы освободят их от физического труда и наступит ком-м.
Массовое появление таких эффективных роботов было бы очередным (и уже каким по счету) скачком в повышении "c", т.е. стоимости постоянного капитала, т.е. доли рабочего времени (с учетом квалификации), которая будет уходить на обслуживание/разработку/изготовление роботов. Даже появление роботов второго порядка, которые бы сами изготовляли и обслуживали роботов первого порядка, только перенесло бы приложение рабочих рук с первых на вторые.
Если же допустить фантастическое - полную автономность мира роботов, т.е. запуск некроэволюции, то первой задачей их будет сковырнуть этот паразитический нарост на теле планеты, в который превратится старое человечество. Причем в первую очередь именно буржуев, как непосредственных эксплуататоров.

Ересь "услуготоварничества".

Здесь даже не приходится делить на правый и левый варианты, т.к. услуготоварники просто рабски следуют в хвосте буржуазных экономистов. Для тех самоочевидна способность услуг порождать стоимость, и они смело включают их повторным счетом в ВВП, т.е. учитывают два раза.
Здесь, конечно, недостаточно просто указать на махровый идеализм и полную несовместимость с марксизмом - кого в наши времена останавливает трудность натяжек одной несовместимой вещи на др.
Но по крайней мере понятно, что постоянный капитал должен возобновляться и расти, а для этого к нему должны добавляться новые элементы той же самой субстанции, из которой состоит он сам, а он состоит из овеществленного труда. Услуги же являются живым трудом.

Буржуазные экономисты преследуют в т.ч. апологетическую цель. Капитал функционирует вовсе не для увеличения кол-ва продукта, а для сохранения отношений господства над наемным трудом. Развитие СП привело к такому росту производительности, что перед капиталом встала задача утилизации освободившейся раб. силы. Это происходит путем ее максимально непроизводительного расходования, лишь бы сохранялась ее включенность в кап. отношения - отсюда такая разбухшая сфера услуг.

Трагедия в том, что огромные производительные силы человечества направлены одной его частью против др., направлены на вытеснение и маргинализацию производительного труда. Освобождение труда позволит вооружить каждые рабочие руки невиданной мощью и направит всю силу человечества не внутрь себя, а вовне - на преобразование природы. Так что выбирайте: сфера услуг или космические корабли.

* Хотя Маркс употреблял слова «мёртвый труд» только по отношению к капиталу, сравнивая его с вампиром.

https://evgeniy-kond.livejournal.com/124804.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
Добавить комментарий