Вот вам и Трамп)

Официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби потерял самообладание на брифинге из-за просьбы корреспондента телеканала RT уточнить, от кого именно Вашингтон получил информацию о том, будто ВКС РФ нанесли удары по пяти госпиталям в сирийском Алеппо.

"Вы работаете на RT? А почему бы вам не задать своему правительству те же вопросы? Спросите у них про их военную деятельность", - в резкой форме ответил Кирби. "Такая реакция представителя ведомства удивила других присутствовавших на брифинге журналистов, включая и представителей западных СМИ. Один из них вступил в дискуссию, сказав, что Кирби поступает некорректно, переадресовывая как представитель Госдепа вопрос в Минобороны России", - говорится в комментарии на сайте телеканала.

Ранее Кирби заявил, что в США ознакомились с "отчeтами от заслуживающих доверия гуманитарных организаций", однако не привел никаких подробностей и доказательств. К слову, другая представительница американского дипведомства Элизабет Трюдо после брифинга извинилась перед российским корреспондентом за поведение коллеги.

Напомним, в Минобороны России утверждают, что публичные заявления госдепартамента США о действиях ВКС РФ в Сирии основаны на "беспардонной лжи". В российском военном ведомстве говорят, что не наносят удары по Алеппо в течение уже 28 суток.

Ранее в Москве сообщали, что за сутки из блокированных районов города Алеппо в Сирии вышли 17 мирных жителей, из них 8 детей, а также один боевик. Об этом говорится в информационном бюллетене российского Центра по примирению в Сирии. Между тем координация между военными РФ и США на сирийском направлении в настоящее время заморожена. Действует только механизм предотвращения инцидентов в воздушном пространстве. С февраля дипломаты и военные двух стран вели непростые переговоры о согласовании действий в Сирии. И в Москве, и в Вашингтоне намекали даже на возможность совместных операций против боевиков.

Итоги многомесячных консультаций вылились в план действий, подписанный в сентябре в Женеве главой МИД РФ Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри. Однако впоследствии стороны возложили друг на друга ответственность за срыв перемирия в Алеппо. На Смоленской площади говорят о том, что американцы так и не выполнили свои обязательства по размежеванию террористов и умеренной оппозиции в Сирии, которое остается ключевым условием для прекращения конфликта в республике.

От меня. Открытое хамство Джона Кирби четенько показывает, что НИЧЕГО не изменилось. Американские жулики как играли краплеными картами, как жили по принципу "Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать", так и продолжают борзеть и наглеть.

Ничего не изменилось и не изменится до тех пор, пока миром будет править кучка бандитов - все эти Рокфеллеры, Морганы, Дюпоны, Ротшильды, Куны, Лоебы, Голдманы, Меллоны, Саксы, Леманы, индийские раджи, арабские эмиры и шейхи. До тех пор, пока функции каждой страны четко расписаны в мировом табеле о рангах. США - палач, Европа - банки, Россия - колонка ресурсов, Китай - фабрика....

Что делать? Жить. Просто жить. Выжить, вытерпеть, выдюжить, вынести. И надеяться. Я искренне верю в аналитику Ивана Ефремова. Аналитику, построенную на законах развития общества, аналитику, замаскированную под ламповую и наивную фантастику. Так вот.

http://brazilnatal.livejournal.com/5179440.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

09 ноября 2016

 

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

Неожиданная победа Дональда Трампа показала, что многие просто не готовы к реализации маловероятных сценариев. Тем не менее, теперь во главе США встанет новый президент, одержавший уверенную победу.

Мировые рынки лихорадит, американцы «уронили» сайт иммиграционного офиса Канады, и многие задаются простым вопросом: что будет дальше?

Судя по обещаниям Дональда Трампа и его экономической программе, ничего страшного, конечно, не произойдет, хотя определенные изменения в мире все же случатся при его содействии.

Экономика США

В случае победы Дональд Трамп, напомним, обещал обеспечить в первую очередь инвестиции в инфраструктурные проекты, причем порой они выглядят настолько масштабно, что еще вопрос, сможет ли он выбить у конгресса на это деньги, но это уже другая история.

Кандидат-республиканец Трамп намерен возродить американскую промышленность, в первую очередь за счет снижения налогов и понижения уровня госрегулирования. Стоит отметить, что промышленный сектор США сейчас находится в упадке, многие экономисты даже называют экономику США экономикой ресторанов.

Особое внимание кандидат уделяет угольной промышленности, считая необходимым предоставить льготы предприятиям этой сферы и снять ограничения. Он также выступает за облегчение налогового бремени для представителей среднего класса и бизнеса. Если говорить в целом, то Трамп нацелен на развитие реальной экономики, а дефицит бюджета его несильно беспокоит.

Кроме того, Трамп готов сделать все для возврата капитала на родину. Он предлагает рассмотреть льготные условия для возвращения средств компаний США из-за рубежа. В настоящее время, чтобы избежать ставки налогообложения в 35%, они держат за рубежом триллионы долларов.

При этом экономисты разошлись в оценках таких предложений: некоторые считают, что экономика США просто не выдержит подобного, другие же предупреждают о возможном позитивном эффекте в долгосрочном периоде.

Против Трампа экономисты даже написали специальное письмо, под которым подписалось 370 человек.

Напомним, что американский миллиардер предложил сократить налоги в объеме $4,4 трлн. Сам Трамп считает, что предложенные им меры помогут обеспечить рост ВВП на 3,5%, а также в течение десяти лет создать около 25 млн новых рабочих мест.

Фондовые рынки

В среду у российского рынка не было шанса открыться в «зеленой зоне», в этом были уверены многие аналитики. Однако неожиданно отечественная площадка оказалась в самом спокойном положении: в мировом контексте Россия выглядит тихой гаванью.

Уже сейчас фондовые рынки по всему миру падают, а инвесторы показывают снижение аппетита к рискам. Подобная динамика была ожидаемой, но аналитики предсказывают, что американские индексы могут упасть еще на 10-15%.

«Долгосрочное влияние республиканца оценить трудно, так как «некоторые его предложения по вопросам политики крайне нетрадиционны (торговля, иммиграция) и неопределенны (финансовые рынки)», отметил Джон Норманд из JPMorgan.

Анализ BlackRock предполагает, что в случае победы Трампа в наиболее выигрышном положении окажутся страховые компании и банки, а также фармкомпании.

И все же некоторые компании из этих секторов столкнутся с рисками в случае президентства Трампа. Он выступает за отмену ObamaCare и разрешение на импорт ряда лекарств, что может ударить по фармкомпаниям, отмечают аналитики Morgan Stanley. И финансовые компании могут предпочесть Трампа, однако BlackRock предупредил, что отмена посткризисного закона Додда — Франка может привести к «более простым, но не менее обременительным правилам».

Компании, которые создают и поддерживают гражданскую инфраструктуру, такие как Caterpillar Inc. и Ingersoll-Rand Corp., будет иметь больше возможностей для развития при президентстве Трампа, учитывая, что его планы на подобные расходы амбициозны. То же самое касается и военных подрядчиков, отметили в Credit Suisse.

Аналитики Morgan Stanley считают, что NRG Energy Inc., которая использует уголь в процессе производства электроэнергии, окажется в выигрышном на фоне потенциального снижения роста в сфере использования возобновляемых источников энергии.

Учитывая намерение Трампа провести репатриацию офшорных средств, компании с большими зарубежными подразделениями могут оказаться под ударом, отметили аналитики UBS, оценив, что нефинансовые компании из S&P500 владеют $1,1 трлн за рубежом.

Компании, которые выиграют, в основном относятся к сфере здравоохранения, технологий, промышленности и к потребительскому сегменту, заявил UBS.

Японский фондовый рынок может оказаться в более трудном положении, чем другие, показав падение на целых 10% в связи с укреплением иены, отметил в своем докладе Citigroup.

Облигации США

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

В течение двух недель после шока от референдума в Великобритании доходность 10-летних облигаций в США упала на 39 базисных пунктов и до сентября не возвращалась к уровням, зафиксированным до референдума Brexit.

Что-то вроде этого может произойти и сейчас. Сразу после объявления предварительных итогов доходность 10-летних казначейских облигаций упала на 13 базисных пунктов до 1,736%, а после объявления финальных результатов показатель достиг 1,9%.

После того как уляжется волнение первых дней после выборов, снижение налогов и планы по расходам на инфраструктуру помогут вернуть доходность облигаций на прежний уровень. Бюджетная щедрость также принесет пользу привязанным к инфляции облигациям.

Поддержка Трампом ископаемых видов топлива может стимулировать отскок облигаций в энергетической отрасли, особенно облигаций с высокой доходностью, после двух лет значительных потерь в сегменте сырьевых товаров, отмечает Wells Fargo & Co.

«План Трампа сократить личные налоговые ставки может нанести удар по классу активов», — отмечается в докладе BlackRock.

Валюты

После того как ФБР заявило о возобновлении расследования в отношении Клинтон за 11 дней до выборов, стало ясно, как будут реагировать рынки в случае победы Трампа. Доллар продемонстрировал рост по отношению к большинству резервных валют, а мексиканский песо рекордно рухнул.

Трамп намерен наложить протекционистские меры в одностороннем порядке, поэтому канадский доллар и песо продолжат снижаться. Валюты соседей США частично восстановятся, учитывая, что центробанк Мексики вмешался, чтобы защитить песо, и конгресс намерен сдержать торговую политику Трампа. Действия властей Мексики «будут рассматриваться как неизбежный шаг», отметил валютный стратег-аналитик Джордж Лей из Bloomberg.

Другие валюты развитых стран, включая иену, евро, фунт и франк, также могут существенно ослабнуть на фоне введения протекционистских мер в отношении Китая, а также намерения ФРС ужесточить монетарную политику. В Societe Generale ожидают укрепления иены до 99 за доллар.

«Ресурсные» валюты, включая канадский доллар, также «потеряют почву под ногами», считают в BMO. Доллар США может затем показать ралли в ближайшие три-девять месяцев, так как республиканцы намерены снизить налоги и провести ряд других фискальных стимулов для поддержки экономического роста, говорится в отчете Bank of America.

Враждебность по отношению к Китаю, в том числе угрозы ввести высокие тарифы за якобы проведенные валютные махинации, скорее всего, приведет к падению юаня примерно на 3% к концу года, отметил Кен Ченг, биржевой стратег Mizuho Bank Ltd в Гонконге.

В долгосрочной перспективе валюта может постепенно падать, поскольку она оказывает политическое давление на лидеров страны.

Неприятие риска в период после победы Трампа также ударит и по другим развивающимся мировым валютам на фоне опасений, что его протекционистские меры могут навредить странам с развивающейся экономикой за счет сокращения импорта из них. Южнокорейская вона может принять на себя удар, учитывая, что Трамп поднял вопрос о необходимости размещения американских войск на границе с Северной Кореей.

«Давление будет продолжаться в течение некоторого времени после победы Трампа», — отмечают аналитики Societe Generale, отмечая, что турецкая лира и тайваньский доллар наиболее подвержены риску. Российский рубль «получит максимальную пользу», учитывая лояльное отношение Трампа к режиму Путина.

Евро же будет снижаться по отношению к доллару, потому что Трамп намерен начать процесс репатриации доходов американских компаний.

Развивающиеся рынки

Аналитики и эксперты сходятся во мнении, что ни одна страна не выиграет от победы Трампа.

Citigroup прогнозирует падение индекса MSCI Emerging Markets на 10%, наибольшее падение покажут мексиканские акции. Институт международных финансов объяснил почему: «почти 80% экспорта Мексики идет в США», и «денежные переводы рабочих являются одним из трех крупнейших источников иностранной валюты» после нефти и туризма.

Один из возможных положительных моментов для Мексики — строительные компании, такие как Cemex SAB DE CV, могут рассчитывать на контракты при строительстве предложенной Трампом пограничной стены.

«Китай будет нести бремя рисков в случае победы Трампа», — заявил Кен Пэн, инвестиционный стратег Citi Private Bank в Гонконге.

«Он будет проводить торговую политику, направленную против Китая, политику по ослаблению экономики», — отметил эксперт.

Протекционистская политика США также плохо повлияет на многие страны, которые излишне полагаются на экспорт.

Экспортеры из Южной Кореи и Тайваня являются одними из тех, кто понесет наибольшие потери. Кроме того, с потерями столкнутся компании в Индонезии, Сингапуре, Таиланде, на Филиппинах, в Малайзии и во Вьетнаме. Citigroup называет Латинскую Америку «наиболее уязвимой» перед лицом американского протекционизма.

Учитывая, что Трамп все меньше приветствует идею использования зарубежной рабочей силы, его победа может повредить экономике на Филиппинах, большая часть доходов которых зависит от зарубежных денежных переводов от филиппинцев, работающих в США. Capital Economics назвал эту страну, а затем Тайвань и Южную Корею, азиатскими странами, которые могут «понести потери» в случае победы Трампа.

Индия и Индонезия в случае победы Трампа пострадают меньше всего из-за высокого внутреннего роста. Пакистан также должен оказаться «относительно устойчивым к воздействию», считают в Capital Economics.

Сырьевые товары

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

Цены на природный газ пострадают, учитывая, что Трамп отдает предпочтение угольной промышленности. Он пообещал отменить экологические нормативы, которые вытесняют уголь с энергетического рынка США. Аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, прогнозируют, что победа республиканцев принесет снижение спроса на природный газ на 11% к 2030 г. с уровня прошлого года, так как вырастет спрос на уголь.

Цены на нефть могли бы испытать подъем, если Трамп сохранит «агрессивный настрой, который явно читался во время всей его предвыборной кампании» по вопросу ядерной сделки с Ираном, отметил Джон Килдафф, партнер Again Capital. JPMorgan прогнозирует рост Brent до $54 за баррель к концу года, прирост на 17% по сравнению с уровнем понедельника.

Золото, платина и серебро выиграют больше всего. Рост золота ожидается примерно до $1350 за унцию в ближайшие дни.

Медь также может показать хороший рост, заявили в Barclays, ссылаясь на движения в цене металла во время кампании, когда Трамп заявлял о своих планах увеличить расходы на строительство мостов, дорог и тому подобного.

С другой стороны, гигантские инфраструктурные амбиции Трампа слишком расплывчатые и нереалистичные, чтобы поддерживать цены базовых металлов долгое время.

Будущее денежно-кредитной политики ФРС

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

Известно, что Дональд Трамп не поддерживает действия председателя ФРС Джанет Йеллен, которая, как он уверяет, искусственно удерживает процентные ставки на низком уровне по политическим причинам – c целью поддержать президента Барака Обамы до конца его срока.

ФРС повысила процентные ставки только один раз после финансового кризиса. И, несмотря на то что Йеллен назначал Обама, ее кандидатура была утверждена Сенатом США, ФРС остается независимым органом, способным действовать без политического вмешательства.

«Есть шанс того, что она просто отступит и позволит Трампу назначить кого-то, кто ему ближе по духу, а не будет пытаться сотрудничать с его администрацией. Он был очень критически настроен в отношении ФРС, и ей может не понравиться сталкиваться с очередной раз с его критикой, в случае если он станет президентом. Может, она просто решит передать полномочия кому-то, с кем ему было бы удобнее вместе работать», — заявил ранее Боб Лэндри, портфельный менеджер USAA.

Назначение Трампом ряда фигур на должности консультантов, в том числе Ларри Кадлоу и Джуди Шелтон, наводят на мысль о том, как именно он намерен подходить к вопросам денежно-кредитной политики, в частности кого он назначит председателем ФРС.

В качестве альтернативы Йеллен может занимать свой пост чуть более одного года после инаугурации следующего президента. Срок вице-председателя ФРС Стэнли Фишера истечет 12 июня 2018 г.

Но из высказываний Трампа становится понятно, что он сделает все, чтобы сменить состав ФРС. При этом выбор Трампа может нанести удар по независимости центробанка и иметь далекоидущие последствия для экономики, так как снижение независимости ФРС может снизить и доверие к доллару, а также навредить статусу США как центра мирового рынка капиталов.

Если до 8 ноября вероятность повышения ставки ФРС в декабре оценивалась в 82%, то сразу после предварительных результатов оценка упала ниже 50%.

«Если Трамп победит и – учитывая неопределенность, которую это вызовет, – если рынки будут волатильны в начале декабря и не будет уверенности в том, чего ждать от администрации Трампа, ФРС может повременить», – сказал стратег Nomura Holdings Inc. Джордж Гонсалвес.

Санкции против России

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

С приходом к власти республиканца Дональда Трампа, судя по его последним заявлениям, возможно рассчитывать, в частности, на смягчение позиции Вашингтона в санкционном вопросе.

Советник Дональда Трампа по внешней политике Картер Пейдж в июле посетил с частным визитом Москву, где в том числе выступил в РЭШ.

На вопрос о том, когда Америка отменит санкции в отношении России, Пейдж заметил, что в данный период отвечать на подобные вопросы не может, но, в принципе, свою позицию ранее обозначил «между строк». «Между строк» в его выступлении, в частности, было выражено негативное отношение к практике вмешательства США во внутренние дела постсоветских республик.

Но даже в случае победы кандидата от республиканцев не следует ожидать, что он сразу развернет внешнеполитический курс Вашингтона на 180 градусов: предвыборные заявления — это одно, а реальные действия – другое.

Дональд Трамп ранее обещал, что в случае своей победы на президентских выборах «рассмотрит» вопрос о признании Крыма частью России и снятии санкций, но, как известно, обещания могут не совпадать с реальностью.

Новому хозяину Белого дома, очевидно, будет затруднительно отказаться от заявленного курса «на сдерживание агрессии России», на реализацию которого бюджетом на 2017 г. предусмотрено порядка $4,3 млрд. И если какие-то европейские страны или компании решат выйти из санкционного режима, Вашингтон может ввести ответные санкции и против них.

При том, что в Европе позиции противников санкций, оппонирующих их сторонникам из числа традиционных союзников США, усиливаются на фоне растущих экономических потерь из-за ответного эмбарго России. И постепенно санкционный режим уже начинает размываться.

При сохранении буквы режима, очевидно, дух санкций продолжит смягчаться. А затем, через год-два, вероятно, страны ЕС инициируют также и поэтапную отмену соответствующих правовых норм.

Влияние на экономику Китая

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

Для Китая выбор между Трампом и Клинтон изначально был сложным, так как они оба занимают более агрессивную позицию в отношении широкого круга вопросов в Китае, но Трамп, конечно, обогнал не только Обаму, но и Хиллари.

Правительство США при Обаме и Буше пыталось наладить сотрудничество с Китаем, но, как известно, Дональд Трамп недоволен валютными манипуляциями со стороны КНР, а также кражами интеллектуальной собственности. Кроме того, по его мнению, именно Пекин виноват в потерях рабочих мест простыми американцами.

Повышение тарифов на импортные товары, а это именно то, на чем настаивает Трамп, приведет к снижению ВВП Китая до 1,75%.

Трамп пообещал ввести 45%-ю пошлину на импорт из Китая в случае своей победы — шаг, который аналитики называют «мудрым».

Китай, скорее всего, примет ответные меры, установив аналогичные тарифы на экспорт США, но экспорт США в Китае составляет четверть размера экспорта Китая в США, в то время как экономика США почти вдвое больше китайской. Ущерб, который понесет США, окажется в разы меньше.

В этом случае экспорт из Китая в США сократится на 31%, а ВВП Китая столкнется с первоначальным снижением на 0,95% до 1,75%.

Это только первоначальные потери, многое будет зависеть от риторики нового президента, но, учитывая жесткие и резкие высказывания Трампа, Пекин и Вашингтон вряд ли станут друзьями.

Что будут делать демократы?

Что обещал Трамп и как это повлияет на Россию и Мир

Демократы на этих выборах проиграли по всем фронтам. Мало того что они упустили президентское кресло, так они еще и не смогли отобрать контроль за сенатом у республиканцев.

Сенат оставался под контролем республиканцев с 2011 г. и был оплотом сопротивления повестке президента от демократов Барака Обамы.

Сейчас наблюдается очевидное доминирование республиканцев в Конгрессе США, и это фактически выбивает демократов из большой политической игры в новом цикле.

С другой стороны, Дональд Трамп – весьма неоднозначная фигура, за ним нет политической структуры, руководство Республиканской партии его не очень охотно поддерживает, поэтому демократы постараются найти общий язык с теми республиканцами, кому не нравится Трамп в кресле президента и его инициативы, и таких, видимо, будет достаточно.

Полновесную оппозицию Трампу республиканцы вряд ли смогут создать, поэтому им будет крайне сложно продвигать свои инициативы до следующих выборов.

 

http://ru-an-info.livejournal.com/8345455.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Разноцветная изолента


Пока у всего переразвитого западного цивилизованного мира геополитическое несварение наглого и безразмерного желудка, лидеры БРИКС создают новые очертания восточной альтернативной системы порядка, основанной на принципах взаимоуважения и учета интересов государств.

Это могут не замечать обычные обыватели, это может игнорировать некий сплоченный, как всем рассказывают, Запад, но действительность такова, что главные правовые международные опоры перестали держать окончательно мировую систему.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Скатертью дорожка

Что скрывать - когда-то я и сам хотел уехать заграницу, в Бразилию. Для этого и блог завел. Хотел знакомиться с бразильцами, общаться....Потом постепенно понял, что русский человек нигде никому не нужен. Да, специалиста возьмут и будут жать все соки. Да, талантливый фрилансер может неплохо жить и заграницей. Да, наворовавшийся вдосыть бизнесмен или чиновник также может неплохо пристроиться. Как это сделал печально известный бывший мэр Химок....

Но в целом - не нужны. И всегда и везде ты будешь дизе руссе. Всегда и везде. Твои дети, особенно если маленькие, смогут встроиться, а ты - нет. Хотя есть, конечно, и счастливые исключения, но не так уж их и много.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Верю — не верю

В развал путинской России не верю. Пережили либеральные опыты, гражданскую войну 90-х, переживем и санкции.

В развал США не верю. Да, США могут упасть на дно десятки, даже на дно первой двадцатки государств, но вхлам не развалятся. Они разваливаются с 70-х годов XIX века, и всё еще живы, ибо государственная система США сродни паучиной, а пауки, клопы и прочие москиты крайне живучи.

В развал Украины верю. Преценденты есть: Югославия, Чехословакия, Грузия (Грузия, Абхазия, Осетии), объединяющего ничего, кроме истории, нет, а историю уничтожили....и продолжают уничтожать.

В развал Евросоюза верю, но возможны варианты....

В вечную войну с Халифатом верю, считаю его наибольшей угрозой для жизни на Земле. Американцы и саудиты открыли даже не один ящик Пандоры, а сотни ящиков...

Как то так.

И да, в угрозы троллей тоже не верю. Сидят чудаки на обоссаных и прожженных диванах в Чехии, Германии, Канаде, США и вякают что-то, грозятся. Смешные....

http://brazilnatal.livejournal.com/5054220.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

ЭКСПЕРТЫ: Экономика переходит от развития к выживанию (фев 2016)

Эксперты обсудили перспективы российских «семи тощих лет»

Экономика переходит от развития к выживанию
Для населения будущее исчезло – люди не понимают, что будет дальше; для властей издержки возврата экономики к устойчивому росту с помощью давно назревших реформ слишком велики в сравнении с простой альтернативой эмиссионной поддержки экономики, способной вернуть рост на пару лет, - на круглом столе в Высшей школе экономики эксперты обсудили российские перспективы «семи тощих лет» – начавшегося периода низких цен на нефть, сменившего прежние «тучные годы».
Жизнь без подарка

Никакие тощие годы Россию не ждут, рассказал руководитель Экономической экспертной группы Евсей ГУРВИЧ. Полный цикл нефтяных цен занимает примерно 30 лет, по 15 лет дорогой и дешевой нефти, цена «на дне» и на пике различается примерно в 6 раз, а в среднем между периодами роста и снижения – в 3,5 раза, просчитал он. Предпоследний пик был в конце 1970-х, последний – в 2011-2012 гг.: исходя из этого начавшийся период низких цен продлится примерно до 2030-х гг. По оценкам Гурвича, текущей точке нефтяного цикла соответствует цена порядка $50/барр., сейчас она отклонилась от тренда, но будет восстанавливаться, по прогнозу Всемирного банка, до около $70/барр. к 2025 г. Так что предстоящие годы будут не «тощими», а «нормальной упитанности», заключил Гурвич, просто предыдущий период бурного роста нефтяных цен интерпретировался неверно – как норма, а не как временное явление.
Привыкать к норме сложно: каждый дополнительный $1 цены барреля приносит России примерно $3,5 млрд, в годы дорогой нефти она получала до $200 млрд в год в качестве “подарка”. Доходы бюджетной системы росли до 10% в реальном выражении в год, а теперь за два года сократились на 15%. К уровню 2014 г. они выйдут только в 2025 г., посчитал Гурвич: впереди 10 лет без роста доходов.
При этом рост экономики на 90% зависел от роста цены нефти: долгосрочная проблема – как развернуть угасающий экономический рост. Нужно защищать частную собственность, снимать барьеры для входа на рынок, непреодолимые для всех, кроме “своих”, сокращать долю государства в экономике – суть требуемых реформ давно понятна, проста, и они так же необходимы, как чистить зубы по утрам, сравнил Гурвич. “Понятно, что за каждой такой реформой стоят [препятствующие ей] группы интересов, но заинтересованные должны учитывать и опасности альтернативы – отсутствия реформ”, – подытожил Гурвич.
Скрытая или открытая

Альтернативы отсутствию реформ просчитала генеральный директор Центра развития ВШЭ Наталья АКИНДИНОВА. Если цена нефти останется ниже тренда на несколько лет (а так было, например, в 1990-е гг.) – на уровне $35/барр. – и расходы бюджета придется сокращать ради приемлемого размера дефицита, то ближайшие четыре года экономика России проведет в рецессии, сократившись в общей сложности на 10% к уровню 2014 г. При той же нефти, но без адаптации бюджета, с дефицитом в 5% ВВП, профинансированным за счет эмиссии, экономика способна быстро выйти из рецессии и даже показать рост инвестиций – на пару лет, прежде чем снова погрузиться в спад при высокой инфляции.

Однако других реалистичных вариантов, помимо эмиссионной поддержки экономики, пока не видно, считает председатель совета директоров “МДМ банка” Олег ВЬЮГИН. Финансовая система, работавшая на основе растущего притока средств с внешнего рынка, сейчас “ломается с хрустом”: нефть подешевела, внешний рынок закрыт, внутренние ресурсы ограничены. “Вызов и для публичных финансов, и для благосостояния граждан достаточно серьезный”, – отметил Вьюгин.
При продолжении политики макроэкономической стабилизации и снижения инфляции финансовый рынок быстро лишится многих институтов. Ситуация отягощается доминированием на рынке госструктур и изменить неравные правила игры власти не могут, констатирует Вьюгин. Процесс сокращения финансовых институтов был бы быстрее, если бы не госвливания в банковский сектор – 1 трлн руб. через ОФЗ и еще до 1 трлн руб. средств ЦБ на санацию. По мнению Вьюгина, если цена нефти останется на уровне $40/барр., власти не смогут провести политику адаптации к этой новой реальности, не прибегая к деньгам: “И, скорее всего, процесс адаптации пойдет через эмиссию – скрытую или открытую”.
Народ безмолвствует
Люди осознали, что кризис всерьез и надолго, свидетельствуют опросы “Левада-центра”: в январе то, что страна в кризисе, заметили 82% опрошенных, 55% экономят на питании и медицинских расходах. Обеспокоенность угрозой потери работы, ростом цен, перспективой обнищания сбивает мобилизационно-возбужденное состояние россиян – патриотический подъем завершается, рассказал директор “Левада-центра” Лев ГУДКОВ. За полтора года готовность поддержать прямую интервенцию в Донбасс снизилась с 74 до 22%.

Но “мобилизационная волна” наложилась на другую, менее заметную, но не менее важную – на завершение перехода от советской системы к демократической, в идеологии которого страна жила последние 25 лет. “Крымский период” стер последние черты этой идеологии, но взамен у большинства возникли ощущения неопределенности и бесперспективности, а у оппозиционно настроенного меньшинства – ожидания социального взрыва, рассказал Гудков. И у тех, и у других – кризис восприятия реальности, считает он. Иррациональные ожидания, что ухудшение положения в экономике вызовет социальный взрыв, который разрушит режим или, по крайней мере, приведет к расколу элит, – это, скорее, проекция собственного непонимания ситуации, сказал Гудков.
“Отношения между оценкой экономического состояния и оценкой политики нелинейны, они опосредованы институциональным контекстом, историческими обстоятельствами, сменой образа врага”, – говорит Гудков. Индекс социальных настроений "Левада-центра" после “крымского” взлета обвалился до минимумов начала 2000-х гг., но из четырех его составляющих рухнули три – оценки текущего положения семьи, страны и ожиданий на ближайшее будущее, оторвавшись от четвертой составляющей – оценки действий власти. Она по-прежнему на исторических максимумах. Произошел “разрыв ожиданий”: несмотря на патриотический подъем и активизацию постимперского синдрома – а с 2014 г. число ощущающих, что Россия снова стала великой державой, выросли почти вдвое, – ожидания продолжительного кризиса задают другой тон отношений к будущему и другой тип реакции. “Будущее исчезло: люди не представляют, чего ждать. Произошла смена модели существования – от роста благосостояния к пассивному выживанию, знакомому еще с советских времен”, – рассказал Гудков. Сейчас основная доминанта настроений – “терпеть”: только 7-10% считают, что жизнь улучшилась, 17% – что терпеть бедственное положение больше невозможно, а 58% – что “жить трудно, но можно терпеть”.
“Это та модель существования, которая будет определяющей на очень долгий период”, – считает Гудков. Очень сильно уменьшился потенциал протеста, особенно личной готовности участвовать в нем. У меньшинства патриотический подъем, связанный с антизападной и антиукраинской пропагандой, привел к “выученной беспомощности” – ощущению того, что сделать ничего нельзя. А у большинства кризис, ощущения неблагополучия, растущего неравенства порождают ресентимент – зависть к более успешным, ощущение общей неблагоустроенности и несправедливости социального порядка, с которым тоже поделать ничего нельзя. Реакция на эти ощущения – не желание изменения политического участия, а критика текущей ситуации через апелляцию к советской системе.
Предпочтительность советской системы, когда был гарантированный умеренный достаток, является нормозадающим пластом представлений для оценки настоящего положения дел”, – заключает Гудков. Люди живут с ощущением, что они проиграли в результате смены советской системы (50%; 20% считают, что выиграли). Инерционность этого представления (ощущавших проигрыш почти всегда было больше) вместе с ресентиментом будут определять крайне низкий потенциал социального взрыва, считает Гудков.
От развития к выживанию

Перед самым кризисом структура потребления тех, кого можно отнести к среднему классу, стала действительно похожа на структуру потребления среднего класса, рассказала директор по социальным исследованиям ВШЭ Лилия ОВЧАРОВА. На базовые потребности уходила половина трат, а куда потратить вторую – люди выбирали сами. Эти ресурсы, направляемые на образование, здравоохранение, сферу досуга, могли бы послужить стимулом развития этих отраслей. “Выбор всегда стимулирует экономический рост, и возможность выбора в потребительском поведении улучшает качество человеческого капитала. Перед спадом доходов мы только-только вышли на тот уровень, когда качество человеческого капитала должно было трансформироваться в дополнительный ресурс для роста – и, к сожалению, сделан шаг назад”, – говорит Овчарова. Если шаги назад продолжатся, то очень быстро стандарт выживания, а не развития снова станет преобладающим, заключает Овчарова: “Потому что очень трудно говорить, например, об экономике знаний, когда нет соответствующего потребительского стандарта”.
Если посмотреть на структуру доходов населения, можно найти объяснение, почему оно достаточно спокойно отнеслось к шокам 1992-1993 гг., считает Овчарова. Доля дохода от предпринимательства подскочила почти до 19%. “Каждый зарабатывал как мог, быстро находя себе место на рынке труда, и либерализация торговли создала возможности для такой адаптации”, – говорит она. Сейчас такого потенциала нет: к 2015 г. доля предпринимательского дохода сократилась до 9% при росте доли социальных выплат до 18% – это больше, чем даже в советское время. Нести такой груз при падении доходов бюджетная система не может – что, в частности, может обернуться принятием непопулярных решений, отложенных в “тучные” годы.
 «А вообще, если не можем дать денег, то надо понять, что нужно дать свободу. Без денег и без свободы точно не получится – нужно выбирать», – считает Овчарова.

Традиционной поддержкой населению служит неформальная занятость. За последние 15 лет число рабочих мест в экономике выросло на 3,5 млн, при этом в корпоративном секторе – сократилось на 5 млн: т. е. в неформальном секторе было создано 8,5 млн рабочих мест, привел цифры директор Центра трудовых исследований ВШЭ Владимир ГИМПЕЛЬСОН. Низкая безработица в кризис, да еще при росте занятости, – заслуга того же неформального рынка труда. Однако заработки там на 10-15% ниже, чем в корпоративном секторе, и низкая безработица при двузначном падении реальных зарплат – это примерно как хорошо работающая левая рука при отсохшей правой, сравнил Гимпельсон: говорить, что в среднем с человеком все в порядке, как говорят чиновники о состоянии рынка труда, – довольно странно.
Как развивается кризис

Экономические кризисы в авторитарных режимах не всегда сопровождаются политическими – зависит от того, как проходит адаптация (любая адаптация – это чьи-то потери), говорит политолог Кирилл РОГОВ. Пример тому – конфликт с дальнобойщиками: государство хочет сократить свои издержки на инфраструктуру, задействовав механизм концессий и тем самым поддержав элиты, но при этом не учитывает, что у неформального сектора издержки уже очень велики и он чувствует себя хуже, чем экономика в среднем, – социальная прочность этого сектора не просчитана, потому что о нем не знают ничего, сравнил Рогов.
В годы бума государство консолидирует ренту, что создает давление в пользу увеличения распределения, отчего падают инвестиции, вытесняемые госсектором, и в конце концов наступает период, когда нагрузка на госфинансы становится очень велика, описывает он типичное для развивающихся нефтяных стран развитие кризиса. Когда режим перераспределяет много, он пользуется поддержкой населения, что принуждает элиты к выбору стратегии лояльности как безальтернативной. И наоборот: снижение поддержки со стороны населения делает выбор элит в пользу конфронтационных стратегий более рациональным, снижение лояльности элит понижает эффективность режима и ведет к еще большему снижению поддержки населения. Как будет развиваться ситуация в России – неизвестно, но инерционный сценарий вовсе не основной – ставки для игроков возрастают, делая их действия более активными, заключает Рогов.

"Ведомости", 19.02.2016
http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/02/19/630805-ekonomika-perehodit-ot-razvitiya-k-vizhivaniyu
Примечание: все выделения в тексте – мои.

http://loxovo.livejournal.com/7385493.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

!!!!!!! АНАЛИТИКА — Как плохие институты довели Россию до кризиса

Кризис будет затяжным, а выход из него очень сложным, считают эксперты

Нынешний кризис в России требует от властей перехода к новой модели развития страны. К такому мнению пришли участники Международной научной конференции в Высшей школе экономики.
Ректор ВШЭ Ярослав КУЗЬМИНОВ полагает, что кризис, переживаемый Россией сейчас, не похож на опыт 2008-2009 годов или спады, которые переживают страны-изгои. На конференции он представил основные выводы доклада "Экономика России: перед долгим переходом".
Согласно докладу, кризис в России будет затяжным, а выход из него очень сложным.
Стране нужны реформы, без которых она может на долгие годы оказаться в ловушке стагнации – ее экономика будет расти очень медленно, население будет беднеть, а доля России в мировой экономике – сокращаться.
"Общество будет идти путем проб и ошибок и упорно держаться за плохие институты", - убежден Кузьминов.
К плохим институтам эксперты отнесли не только, например, неэффективные органы надзора, но и патерналистскую систему, при которой люди получают от государства блага, считая их бесплатными, и не контролируют их качество.
Отказ от этих институтов произойдет только тогда, когда общество убедится, что они стали абсолютно "пустыми", уверен экономист.
Выводы экспертов обсуждали бывший министр финансов России Алексей КУДРИН, ректор РАНХиГС Владимир МАУ и министр открытого правительства Михаил АБЫЗОВ.
Русская служба Би-би-си выслушала дискуссию экспертов и приводит основные выводы.

Наименьшую доходность в России имеет малый бизнес
От каких проблем страдает российская экономика?
Одной из основных проблем российской экономики, по словам Кузьминова, является низкий уровень конкурентоспособности экономики. В различных рейтингах Россия отстает от других стран с похожим уровнем развития.
Одна из причин – высокое присутствие государства в экономике. По доле государства в 10 крупнейших компаниях Россия оказалась на 3-м месте в мире.
Еще одна слабая сторона российской экономики – это высокая инфляция, продолжает Кузьминов. За весь период правления президента России Владимира Путина она была ниже 10% лишь в течение трех лет. "Наша экономика привыкла к высокой инфляции", - делает вывод ректор ВШЭ. Это и снижает ее конкурентоспособность.
Еще одно специфическое для Россия явление – это размер теневой экономики. Он постепенно сокращался до 2007 года, однако в последние годы доля теневой экономики вновь начала расти. Главный экономист BP по России и СНГ Владимир ДРЕБЕНЦОВ привел оценку теневой экономики в 40% от общего объема.
Российский бизнес, по мнению экспертов ВШЭ, имеет завышенные требования к доходности проектов. Она должна покрывать высокие риски ведения бизнеса, а также учитывать высокую инфляцию. Если в странах с развитой экономикой годовая доходность в 12% является нормальным уровнем для начала бизнеса, то в России таким порогом является 20 или 30%. Такую доходность можно получить либо от природной ренты, либо от создания искусственной монополии на рынке, либо от инновационного бизнеса, правда, для России такой вид бизнеса нетипичен, уточнил Кузьминов.
Самый рентабельный вид бизнеса в России – это крупные сырьевые компании. Второй по доходности сектор – это крупная обрабатывающая промышленность, которая получает субсидии от государства, полагают в ВШЭ. Наименьшую доходность имеет малый бизнес.
С подобными оценками согласен и министр Михаил Абызов. Крупный и средний бизнес сейчас закладывают доходность в свои инвестиционные проекты на уровне 20%, в лучшем случае 15%. Чиновник также отметил, что в России пока нет условий для создания инновационных продуктов.
Владимир Мау отметил и еще одну проблему: бизнес не пользуется популярностью у молодежи. "Дети из богатых семей хотят работать в госкорпорациях, а из бедных семей – в силовых структурах", - заявил Мау.
В.Мау уточнил, что российская экономика находится в стагфляционной ловушке – медленный или отрицательный рост происходит на фоне высокой инфляции. Это главное отличие российского кризиса от ситуации в Европе, полагает эксперт. Здесь не поможет рост бюджетных расходов или стимулирование спроса. Нужно переходить к экономике предложения и проводить реформы. Иначе Россия может повторить судьбу Японии и на долгие годы оказаться в ловушке медленного роста.

У населения очень низкие требования к качеству подобных социальных благ, предоставляемых государством бесплатно
Какие институты в России неэффективны?
Появление в России плохих институтов стало одним из следствий проводившейся в 2000-х годах в России экономической политики. "Они выжили, они стали крепкими институтами, на которых базируется поведение участников экономической жизни", - заявил Кузьминов.
Одним из таких плохих институтов, по мнению экспертов ВШЭ, является "государственный патернализм в социальной сфере". Россия позаимствовала его еще у СССР.
Пенсии, образование и здравоохранение являются бесплатно предоставляемыми государством социальными благами. Это размывает персональную ответственность людей за эти сферы, население не принимает решений об этих благах или своем вкладе в них.
В результате население ждет от государства предоставления этих благ бесплатно, а реформы в таких условиях проводить становится очень сложно. Причем с наступлением кризиса все чаще средний класс начинает пользоваться такими благами и требовать их.
Михаил Абызов говорит, что у этого есть и вторая сторона: у населения очень низкие требования к качеству благ, предоставляемых бесплатно.
Второй плохой институт, по мнению Кузьминова, - это офшорный капитализм. Если в других странах компании уходят в иностранные юрисдикции из-за налоговых проблем, то в России вывод активов – это форма страхования, используемая для минимизации рисков.
С начала 2000-х годов правительство собирает нефтяную ренту (дополнительные налоги на доходы нефтяных компаний). Это позволило создать резервы и решить какие-то социальные проблемы. Однако это же и создало еще один спорный институт: в течение многих лет государство субсидировало машиностроение, дорожное строительство и другие. Фактически государство привлекало бизнес в сектора с небольшой доходностью, при этом оно почти не требовало никаких гарантий. Эта возможность фактически исчерпала себя.
Еще один неэффективный институт – это принудительная благотворительность. В основном это распространяется на региональном уровне, когда руководитель региона или города просит бизнес профинансировать социальные объекты. "Ты будешь храм ремонтировать, ты баскетбольную команду финансировать", - пояснил Кузьминов.
Это называется надналоговым воздействием на бизнес. На подобную благотворительность может уходить до четверти прибыли компании.

Государство в течение многих лет привлекало бизнес в сектора с небольшой доходностью, такие, как машиностроение и дорожное строительство
Дребенцов из BP привел и еще одну проблему: в последние годы издержки на труд росли быстрее производительности. "Все привыкли к тому, что мы улучшаем свою жизнь гораздо быстрее, чем мы повышаем качество своей работы", - объяснил эксперт.
"Мы должны оценивать, каким образом может вести себя экономика в условиях подрыва дееспособности такой схемы, - отметил Кузьминов. – Самое смешное, что почти все игроки – бизнес, правительство, население – пытаются вести себя, как будто ничего не случилось". Все эти институты продолжают функционировать.
Разрушение плохих институтов
Ожидания по поводу будущего российской экономики различаются. Кузьминов предполагает, что Россия может перейти к новому равновесию без постоянного роста нефтяной ренты.
Этот переход может начаться, если инфляция снизится до 3-4%, а компании смогут получать кредиты и средства на финансовых рынках, которые смогут использовать для дальнейшего развития. В такой ситуации в экономике России должны появиться длинные деньги, ими могут быть, например, пенсионные накопления.
С этим согласен бывший министр финансов России Алексей КУДРИН. Он сравнил ситуацию в России с ситуацией в Греции: обе страны страдают от низкой производительности труда и отсутствия "длинных денег".
Внутренние инвестиции могли бы оживить рост российской экономики.
Это мнение подтверждает и Владимир МАУ: снижение инфляции как раз повысит доступность кредитов.
Еще одной предпосылкой может стать отказ от благотворительного налогообложения бизнеса, а также снижение политических рисков для бизнеса. Кроме того, необходимо снизить контрольно-надзорное давление на бизнес, уточнил Кузьминов.
В год, по оценке ВШЭ, бизнес теряет около 2% ВВП из-за действий контрольно-надзорной системы. По оценкам "ОПОРЫ России" и "Деловой России", потери составляют 5% ВВП.
По мнению А.Кудрина, часть из этих мер власти начинают реализовывать. Правительство уже обратило внимание на необходимость снижения политических рисков для бизнеса. Также Кудрин согласен, что необходим демонтаж контрольной нагрузки.
Это мнение поддержал и Михаил АБЫЗОВ. Он полагает, что необходимо пересматривать советские требования к компаниям, которые действуют до сих пор. Многие нормы и требования были прописаны еще в 1960-е годы. С тех пор эти требования устарели, а их выполнение стало очень дорогим. Чтобы обновить эти "сотни тысяч" документов, по мнению министра, нужно несколько лет. Он также считает, что для решения этой проблемы лучше использовать современные информационные технологии.

Эксперты предсказывают, что даже темпы роста на уровне 1,5-2% могут стать роскошью
Годы стагнации
Однако есть и другой сценарий – государство просто не будет ничего менять. В этом случае, по прогнозу ВШЭ, через 2-3 года будут потрачены все резервы.
Подобную оценку приводит и Алексей Кудрин. Наличие резервов, по его мнению, несколько тормозит процесс реформ. Имея эти средства, реформы можно откладывать.
по прогнозу ВШЭ, как только резервы кончатся, все проблемы российской экономики обострятся. Государство не сможет субсидировать бизнес, что приведет к замораживанию автомобилестроения или дорожного строительства. Произойдет резкое сокращение социальных программ и потребительского спроса. Проблемы начнутся у торговли и сельского хозяйства, которые ориентированы на внутренний рынок.
Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений ЯСИН привел ОПРОС ЭКСПЕРТОВ о том, какой путь развития выберет Россия в ближайшие годы.
Почти половина из 32 опрошенных специалистов ждут, что с 2016 года будет реализован инерционный сценарий: власти будут проводить политику, которую они проводили в последние годы. Результатом этого станет длительная стагнация российской экономики.
Еще 28% ожидают реализации мобилизационного сценария – фактически это "закручивание гаек". Реализация этого сценария приведет к глубокому падению российской экономики. Реализации инновационного сценария ожидают лишь 6,7% опрошенных экспертов.
М.Абызов дополняет, что в такой ситуации даже темпы роста на уровне 1,5-2% могут стать роскошью. "За это еще нам придется побороться", - заявил он.
За счет внутреннего спроса экономика России может расти примерно на 0,5%. К росту в 1-2% можно прийти лишь с помощью увеличения экспорта. Однако это возможно лишь в случае появления инновационных компаний и продуктов. М.Абызов не видит сейчас условий для появления таких компаний.

Русская служба BBC, 20.04,2016
http://www.bbc.com/russian/business/2016/04/160420_russia_crisis_discussion
Примечание: все выделения в тексте – мои.

http://loxovo.livejournal.com/7358629.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Каждый возьмет своё. Или как Великая Прибалтика обижала маленькую Россию и шо из этого вышло

Почти сразу с момента отделения от СССР, или, как они говорят — «освобождения от советской оккупации», экономика республик Прибалтики демонстрировала бурный рост. К примеру, ВВП (по ППС) на душу населения с 1993 по 2008 год там вырос в 3,6 раза, достигнув в Латвии $18 тыс., в Литве $19,5 тыс., а в Эстонии вообще $22 тыс. В то время как в России он вырос только в 2 раза и составил $21,6 тыс. На этом основании правящие элиты Прибалтики, подражая Японии и Южной Корее, с гордостью начали именовать себя Прибалтийскими экономическими тиграми. Мол, дайте срок, всего-то еще несколько лет, и тогда мы всем покажем, кто кого кормил в Советском Союзе…

С тех пор прошло целых семь лет, но чуда почему-то не случилось. Да и откуда ему там было взяться, если вся экономика этих республик продолжала существовать исключительно на российском товарно-сырьевом транзите? Все помнят возмущение поляков по поводу ставших ненужными яблок и финнов с их внезапно затоварившейся молочной отраслью. На этом фоне проблемы Литвы, поставлявшей в Россию 76,13% производимых у себя овощей и 67,89% — фруктов, казались не столь существенными. Взятые вместе они обеспечивали всего 2,68% общего экспорта страны. И даже тот факт, что Россия покупала до половины (46,3%) литовской промышленной продукции — тоже выглядел бледно ввиду незначительности общего объема её выпуска в Литве, что в штуках, что в тоннах, что в деньгах. Как, впрочем, в Латвии и Эстонии тоже.

Собственное производство в постсоветский период не являлось сильной стороной ни одного из прибалтийских «тигров». В реальности жили они, как говорится, не с промышленности, а с дороги. После отделения от СССР им даром достались порты, через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн тонн, за перевалку которого Россия платила до $1 млрд ежегодно, что равнялось 4,25% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии за 1998 год. По мере восстановления российской экономики экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах. По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн т, в том числе: порт Рига — 41,1 млн т; Клайпеда — 36,4 млн т; Таллин — 28,3 млн т; Вентспилс — 26,2 млн т. Только один российский либеральный «Кузбассразрезуголь» своим покупателям через Прибалтику отгружал больше 4,5 млн т угля в год.

Особенно показательна картина с прибалтийской монополией на транспортировку нефти. Советский Союз в свое время построил на побережье мощный по тем временам нефтеналивной терминал Вентспилс и протянул туда единственный в регионе транспортный трубопровод. При «обретении независимости» всё это хозяйство бесплатно досталось Латвии. Так в 1990-е годы она получила трубу, через которую бывший «оккупант» перекачивал более 30 млн т нефти и нефтепродуктов в год. Если учесть, что логистика обходилась примерно в $0,7 за баррель, а баррелей в тонне 7,33, то по самым скромным прикидкам «за проезд» латышам каждый год набегало по $153,93 млн. Причем этот их «заработок» увеличивался по мере роста российского нефтяного экспорта.

Пока российские либералы гнобили страну за слишком сырьевую структуру экономики, к 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 млн т. В «транспортных деньгах» это больше $1,14 млрд. Они все, конечно, латышам не доставались, часть грузооборота шла через Санкт-Петербург и порты Ленинградской области, но их развитие прибалты очень сильно тормозили всеми доступными способами. Видимо, не стоит специально объяснять — почему.

Вторым важным источником «дорожных денег» для прибалтийских портов стала перевалка морских контейнеров (TEU). Даже сейчас, когда в активную работу включены Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тыс. TEU), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тыс. TEU), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тыс. TEU). В сумме эти лимитрофы за перевалку одного TEU берут от $180 до $230, что приносит им на троих около $177,7 млн в год. Причем приведенные цифры отражают положение за 2014-й. Десять лет назад доля прибалтов в контейнерной логистике была примерно в три раза выше.

Кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, которых только через Ригу в 2014 году было отгружено большее 1,71 млн т, и прочей химии, как, например, жидкий аммиак, 1 млн т которого перекачал порт Вентспилс. До 5 млн т удобрений перегружалось на корабли в Таллине. В целом можно с уверенностью сказать, что до 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского «морского» экспорта, обеспечивая «тиграм» не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда следует прибавить еще железнодорожный транзит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32,4 поезда в сутки, что только таллинскому порту приносило около $117 млн ежегодно!

Таким образом, в течение двадцати лет, в целом на круг, только за счет своего транзитного положения «на дороге», кстати, построенной «советскими оккупантами», Литва, Латвия и Эстония получали до 30% их ВВП. При этом они

а) очень активно кричали на Россию и всячески провоцировали рост конфликтной базы между Россией и США — ЕС;

б) позволяли себе унижать и уничтожать русскоязычное население своих стран, предполагая, что им за это не придется никогда отвечать. Кстати, многие так думают. И ошибаются. Как бы не так.

Вместе с тем они еще имели рабочие места, налоговые поступления и возможность кичиться чрезвычайно высокими темпами собственного экономического роста, минимум в полтора раза обгонявшими российские. Причем это нисколько не мешало прибалтам заявлять о невероятно огромном российском долге перед ними за «разрушительную» советскую оккупацию. Им казалось, что альтернативы просто не существует, и, значит, эта антироссийская халява за российский же счет (!) будет длиться вечно.

Построить «с чистого листа» новый порт вроде Риги стоит примерно четыре годовых ВВП Латвии. Специально подчеркиваю — четыре года вся страна, от младенцев до дряхлых стариков, должна не пить, не есть, ни на что больше копейки не тратить, только дружно пахать на строительство порта. Невероятность подобного сценария и создавала у прибалтийских геополитических мосек убеждение в их абсолютной безнаказанности. Позволявшей одновременно и на российские деньги претендовать, и в антироссийской политической и экономической вакханалии активно участвовать, а местами даже выступать ее инициатором. Стоит ли удивляться, что у России подобное положение вещей — громкий лай мелких геополитических карликов — не вызывало понимания? Другое дело, что результат, из-за которого эстонская правительственная делегация на днях срочно рванула в Россию «договариваться», возник не вчера и не является следствием российских ответных продовольственных санкций.

Даже формальный повод — российское уведомление о переходе с 12 до 6 поездных пар в железнодорожных перевозках с Эстонией — является всего-навсего финальной точкой партии, начатой 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге. Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн т в 2004 году до 10,3 млн т в 2009-м и 87,9 млн т в 2015-м. А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра продолжает очень быстро увеличиваться.

Постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось — построено. Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах.

Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики. Вот и побежали ублажать, покупать и всяческими иными способами замаливать грехи. Но, как говорится, поезд ушел. Сделав безоговорочную ставку на ЕС и США, ставку на уничтожение и унижение русских Прибалтики, ставку на унижение России, прибалтийские правящие элиты совершили стратегическую ошибку, которую уже невозможно исправить. Мы это долго будем помнить.

Несмотря на все политические коллизии, жизнь прибалтийской экономики все постсоветские годы обеспечивалась только благодаря одному — торговым отношениям с Россией. И Россия долго терпела, призывала, вразумляла, уговаривала прибалтийскую элиту, получая в ответ одни плевки. Наш русский имперский подход им представлялся слабостью. Полтора десятка лет прибалтийские «тигры» делали все, чтобы этот интерес уничтожить. Наконец их можно поздравить — они добились своей цели.

В ближайшие полтора года можно ожидать окончательного и прогрессирующего падения товарооборота, после чего экономика Прибалтики накроется медным тазом и вернется к тому, чем она была двести лет назад — и станет глухим, бедным, нищим и никому не нужным краем. Причем выглядящим одинаково бесперспективно что из Брюсселя, что из Москвы, что из Вашингтона. Вместе с этим можно биться об заклад — оттуда испарятся и американские танки и натовские истребители, так как оборонять эти глухие места станет тоже незачем. Потому и из НАТО их, скорее всего, в ближайшие пять лет тоже выставят. Чуда не будет. Халява закончилась. Россия не простит и не забудет того глумления, которое против России и русских позволяли себе подзаборные геополитические шавки.

http://brazilnatal.livejournal.com/5014509.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Планета в преддверии Третьей мировой войны. Валютной мировой войны

 16 марта вступает в силу принятая Европейским центральным банком (ЕЦБ) программа количественного смягчения, вместе с которой базовая процентная ставка в еврозоне снижается с 0,05% до 0%, процентная ставка по кредитам - с 0,3% до 0,25%, а по депозитам еще ниже - с минус 0,3% до минус 0,4%. Давая преимущества европейским производителям и защищая их от конкуренции со стороны импортных товаров, ЕЦБ в то же время идёт на риск, снижая инвестиционную привлекательность Европы. Впрочем, это может быть на руку России, чья экономика считается недооценённой.
Валютная война – новая реальность для мировой экономики.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...