ДАВНЕНЬКО НЕ ВИДЫВАЛИ ГРЯДУЩЕЙ В ТАКОМ МАСШТАБЕ ИНФЛЯЦИИ

Ну вот вам мегакрутой прогнозик. Ну наконец-то.
Раздаются звоночки, а у меня давно и прогнозики готовы.
Не озвучиваю, жду должной заинтересованности.
Чуток сегодня оглашу.

То явление, которое с пиком на март-2018, которое фактически с учётом качеств гороскопа России означает МУТНУЮ ВОЙНУ - реальное противостояние с внешним соперником, оно же означает феерические лживые схемы вокруг придуманных Крымдристом Крымдристовичем Хохлобойниковым т.н. "выборов президента" - ЭТО ЖЕ САМОЕ ЯВЛЕНИЕ ОЗНАЧАЕТ ИНФЛЯЦИЮ, ПРИЧЁМ ТАКОГО МАСШТАБА, КАКОГО НЕ ВИДЫВАЛИ ДАВНЕНЬКО.

С чем вас и поздравляю.

Дальше: могу предсказывать, могу не предсказывать.
Будем танцевать, не будем танцевать.
Хотим мы развития событий.
Не хотим мы развития событий.

Станем вдруг постить реквизиты для мотивации:

Оплата астрологических работ и пожертвования можно сюда:
карта RUB - 5536 9137 5967 4951
карта $ -  5536 9137 5521 9793
Яндекс-деньги 410012531470872
Пэйпал loginov@zim.ru

Ну вдруг кто в действительности любопытствует.

Крупным организациям и государствам особое предложение:
в деталях и по месяцам опишу - где, когда и откуда давление.
Когда пики давления, когда рецидивы.
Окажу сопровождение по прохождению процесса.
Помогу сэкономить сотни миллионов долларов.
Цена работы скромная: USD150.000.

https://sexmotor.livejournal.com/822536.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Вся правда о росте стоимости услуг ЖКХ

Оригинал взят у alexkolos в Вся правда о росте стоимости услуг ЖКХ

Раз в год нам всем приходится сталкиваться с таким явлением, как повышение стоимости услуг ЖКХ. Дорожает электроэнергия, холодное и горячее водоснабжение, теплоэнергия. Не стал исключением и этот год, и уже следующие платежки нам придут с более высокими тарифами. Мотивация простая, тарифы повышают потому что растет инфляция, и именно на величину роста инфляции повышают тарифы…

5eba1017923361de19220aac8f4f5644.jpg

Если честно хочется рыдать… Хочу Вам расскакаться всю правду о повышение услуг ЖКХ в нашей стране…

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

В России «реальная инфляция» в пять раз превысила официальную

За январь текущего года «реальная инфляция» продемонстрировала резкий рост относительно декабря. Об этом сообщается в отчете исследовательского холдинга «Ромир», с которым ознакомилась «Газета.Ru».

По данным Росстата, официальная инфляция в январе составила 0,6%. Тем временем показатели «Ромира», которые рассчитываются через формулу дефлятора, отражающего реальные изменения уровня цен на товары и услуги, продемонстрировали месячную инфляцию на уровне в 3,2%. Виновниками столь резкого роста стали выросшие в январе цены на продукты (+7%) и алкоголь (+12%), отмечается в отчете.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

ЦБ увидит регионы в бежевом цвете

В Банке России озаботились экономической ситуацией в регионах. Сейчас разрабатывается методика её мониторинга, в ближайшем будущем будут публиковаться отчёты на эту тему.

Как сообщают в пресс-службе ЦБ, эти отчёты будут чем-то вроде "Бежевой книги" — ежегодного отчёта Федеральной резервной системы США "Сводка комментариев о текущем экономическом положении в федеральных резервных округах", который составляется на основании отчётов 12 региональных банков США с 1983 года: "В Банке России расширяется работа по региональному анализу: вырабатывается новая концепция, планируется углубленное обучение персонала в территориальных учреждениях Банка России, разрабатывается и адаптируется инструментарий. По итогам этой работы планируется подготовить и регулярно публиковать аналитические материалы, в том числе аналогичные "Бежевой книге"."

В пресс-службе отметили, что до этого никто в стране не публиковал регулярные отчёты об уровне инфляции в регионах и других экономических показателях. Исключением можно условно назвать Росстат, который каждый год публикует данные о динамике потребительских цен, которые являются одним из проявлений инфляции.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Еврозона: годовая инфляция в сентябре выросла — economy

https://www.youtube.com/watch?v=FdB-qOiRp50
Годовая инфляция в еврозоне в сентябре выросла до 0,4% против 0,2% в августе, сообщает Европейское статистическое агентство Eurostat. Этому способствовали высокие темпы роста потребительских цен в сфере ресторанного бизнеса, а также на табачные изделия...

Читать полностью: http://bit.ly/2dZ8S7P

http://opd-voshod.livejournal.com/8655392.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Острота восприятия инфляции в России снизилась

Резкое падение курса рубля вызвало серьезную панику у некоторых россиян. Кто-то занимал очередь в банк, чтобы поскорее обменять валюту, кто-то сломя голову бежал в магазин, скупая все необходимое, а кто-то просто молча сходил с ума, не предпринимая никаких действий. Активизировалась и оппозиция, подливавшая масло в огонь в трудный для страны период. А сколько новоиспеченных аналитиков выложили свои пессимистичные прогнозы на Youtube? Однако с самого начала кризисных явлений правительство советовало людям сохранять спокойствие и рассудок, так как ситуация была под контролем.

Пачка денег. Архивное фото

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ревизия 90-х: взгляд экономиста Сергея ГУРИЕВА (окт 2015) (окончание)

Начало:
http://loxovo.livejournal.com/7158780.html

Но давайте еще ненадолго вернемся к вопросам сельского хозяйства. Хочется услышать про сельскохозяйственные субсидии. Вот был у меня как-то разговор с одним во всех отношениях достойным человеком из Архангельска. Он сокрушался, что у них исчезла из продажи местная картошка. Вместо нее — египетская. Да, она мытая, но — египетская. Плохо, непорядок. Надо не пускать египетскую, чтобы нашу покупали. Я спрашиваю: а что мешает вам продавать свою картошку? Нет, он говорит, наша выходит дороже по себестоимости. Я тогда говорю: так может, вам и не надо ее выращивать, а стоит заняться чем-нибудь другим? Но почему же, — он отвечает, — мы всегда ее выращивали и продавали, почему это мы должны что-то у себя менять? Но ведь в Египте это делать сподручнее. А у вас зато можно что-то другое развивать, для Египта невыгодное. Нет, говорит, пусть государство нам поможет, даст денег, запретит Египет. Я на это говорю: с чего это государство должно брать у меня деньги на ваших овощеводов? Я ими лучше сумею распорядиться. Он: ТАК ВО ВСЕМ МИРЕ ДЕЛАЮТ! Везде есть система сельскохозяйственных субсидий, и в развитых странах, и в Америке, и благодаря ей эти страны глушат своим экспортом местное производство в слабых странах.
— Да, во Франции, где я сейчас живу, как и в других европейских странах, имеется существенная поддержка сельского хозяйства — и это рассматривается как вопрос национального консенсуса. Французский сыр — это часть французской культуры. Экономически это не имеет большого смысла — но это часть стиля жизни: Париж немыслим без недорогих фермерских рынков на улицах Парижа. Это важно и для туризма.
С другой стороны, в Новой Зеландии нет субсидий — и ничего, живут, и даже до прошлого года продавали мясо и масло в Москву. Есть тонкость: в России имеется очень плодородная земля, и там сельское хозяйство не нуждается ни в каких субсидиях. Нужно ли выращивать картошку в Архангельске — непонятно. Почему это нужно поддерживать — непонятно. Почему российская картошка должна быть немытая — непонятно. Есть много российских бизнесменов, которые в серьезных объемах выращивают картошку. Если помыть российскую картошку, ее тоже можно продать. У меня есть друзья, которые оставили позицию в инвестиционном банке, купили землю и стали успешно выращивать картошку. Правда, потом местные чиновники их выгнали, и сейчас они занимаются бизнесом в Канаде. Может, в этом корень проблемы? Если все делать серьезно — заставить чиновников работать как надо, повысить производительность труда, помыть картошку, — то это может быть очень прибыльно. В Египте, кстати, уровень сельскохозяйственных субсидий очень низок — это не Франция. Тот факт, что их картошка доезжает до Архангельска, а картошка из Брянска не доезжает — это не вопрос недостаточности субсидий. У нас ведь тоже есть субсидии — через льготные кредиты Россельхозбанка, — так что дело не в них. Почему зерно раньше импортировали, а сейчас экспортируем — потому, что появились предприниматели, которые стали серьезно относиться к этому делу. Или вот помните, пиво российское было плохое — а теперь стало вполне нормальным. А почему? Приобрели технологии, организовали современное производство. И ведь не было никакой патриотической идеи поддержки российского пива — все произошло исключительно в логике рынка.
— Все равно не очень понятно. Та же Кубань. Вы говорите: там не нуждаются в субсидиях. Тем не менее, они там субсидии получают, льготные кредиты. Это везде так?
— Это везде так, но по-разному. В Японии — очень значительные субсидии, в Новой Зеландии их нет. В Голландии есть, но небольшие.
— И все-таки: наши сельхозсубсидии — они чем-то отличаются от тех, что в других странах?
— Они довольно небольшие. Гораздо меньше, чем во Франции или Японии. Когда Россия вела переговоры о вступлении в ВТО, то оказалось, что тот уровень господдержки сельского хозяйства, право на который страна хочет за собой зарезервировать, гораздо больше реально оказываемого. Просто нет в бюджете таких денег, какие мы хотели зарезервировать для такой помощи. В итоге мы договорились об уровне поддержки, который в несколько раз больше реально выбираемого.
— То есть довод моего оппонента о недостаточности господдержки имеет некоторые резоны?
— Имеет. Но это не значит, что картошку обязательно надо выращивать именно в Архангельске. Но даже с малой нынешней помощью мы экспортируем зерно. Но вы правильно сказали: почему мы должны помогать деньгами крестьянам? Давайте лучше бедным людям поможем. Надо понимать, что деньги сами собой не возникают. Допустим, мы хотим дать денег производителям картошки. Это означает, что мы их берем из карманов пенсионеров.
— Или из кармана того, у кого производство не нуждается в помощи, — и тем самым снижаем его конкурентоспособность.
— Да. Кроме того, мы часто слышим и такой аргумент: «давайте вместо того чтобы вынимать деньги из наших карманов, вынем их из карманов египетских — подымем пошлины на ввоз». Это означает, что еда станет дороже. И все, кроме российских производителей картошки, будут больше платить за еду. Это ударит не только по бедным слоям населения. Это ударит, например, по IT-компаниям. Допустим, вы IT-предприниматель, думаете, где размещать производство: в России или в Белоруссии. Но в России более высокие цены, поэтому придется платить более высокие зарплаты — а значит, вам это невыгодно. Слишком дорогая картошка. Это, кстати, вполне реальная картина: Москва — слишком дорогой город для бизнеса. Там, правда, дело не пошлинах, а, скорее, во взятках, но тем не менее.
— Из сказанного напрашивается вывод, что методами тарифной политики серьезно улучшить инвестиционный климат невозможно…
— В отдельных отраслях — возможно. Просто надо понимать, что все эти меры являются опасными: они не бесплатны. В России бытует понимание, что «все равно за это платит нефть». И многим российским людям кажется, что бюджет бездонный, потому что он состоит из нефтяных доходов. И не воспринимают тот факт, что нефть принадлежит им и что налоги на нефть — это их деньги. Это, с моей точки зрения, тоже часть битвы, проигранной в публичном пространстве. Нужно понимать, что это не деньги правительства, а деньги российских налогоплательщиков. Люди думают: ОК, я плачу всего 13%…
— Многие думают, что вообще ничего не платят…
— Это так. При этом, напомню, в начале 2000-х была проведена налоговая реформа — крайне успешная, люди начали платить налоги. Была проведена налоговая реформа в нефтяной отрасли в 2003 году.
— А в чем заключалась эта реформа?
— До нее нефтяные компании платили мало налогов, а потом стали платить много. Это была очень важная реформа. Но! Она не воспринимается людьми как «у нас есть больше денег, чтобы платить пенсии». Она воспринимается, как «у нас есть деньги, чтобы построить еще один дворец для президента». Налогоплательщики не воспринимают эти деньги как свои. Но в целом, налоговая реформа, земельная реформа, пакет законов по дебюрократизации — в первый срок Путина было сделано много хорошего.
— Реформа угольной промышленности…
— Это было раньше. Тоже большой успех, о котором никто не говорит. Всемирный Банк курировал эту реформу.
— Без особого шума…
— Шум, конечно, был. Но после этого угольная отрасль росла, создавала рабочие места и инвестиции.
— Снижение уровня аварийности… Сегодня легко сравнить: Донбасс, где никаких реформ не было — он только поглощал субсидии украинского государства — вот он и взорвался.
— Да, об этом тоже надо было людям рассказывать.
— А до реформы отрасль просто дотировали? И частные, и государственные шахты, как на Украине?
— Насколько я помню, до реформ частных шахт и не было. Приватизация шла одновременно с реформами. Реструктуризация началась в 1993 году, а в 2001-м уже три четверти шахт уже были в частной собственности. В 1998 году еще шахтеры стучали касками по брусчатке у Белого дома.
— Да, помню, Немцов еще выходил их успокаивать и как-то успокаивал.
— Шахтеры — это важная политическая сила во многих странах. И тот факт, что в России эту реформу удалось провести, — это большой успех. Еще одна история. Вот есть «Газпром». Если посмотреть, какой путь прошли нефтяные компании — частные и конкурентные — и где в этих координатах находится «Газпром», то это будет небо и земля.
— Упоминание первозданно-нереформированного «Газпрома» вновь наводит на вопрос о приватизации. Насколько успешна или неуспешна была российская приватизация?
— Приватизация проходила с такой опаской — мол, придут иностранцы и все скупят. Это привело к тому, что все продали задешево. И это делегитимизировало приватизацию.
— За счет нерыночных ограничений? Залоговые аукционы…
— Нет, еще до залоговых аукционов. А что касается залоговых аукционов — то вот показания Абрамовича и Березовского в лондонском суде под присягой, где они прямо говорят: мы не допускали конкурентов к этим аукционам.
— Мне Чубайс лично говорил: это была чисто политическая вещь.
— Якобы Березовский и Гусинский считали, что их «кинули» со «Связьинвестом», когда перешли от нечестного к честному. В 1996 году, после президентских выборов, правительство приняло решение, что, мол, теперь-то будем исключительно честно играть. А они считали, что все будет как раньше — и в честной борьбе проиграли конкурс по приватизации «Связьинвеста».
— А чековая приватизация?
— Она не сопровождалась такими большими скандалами, но и ее надо было организовать хорошо: чтобы был доступ к информации, чтобы были иностранные инвесторы. Не хотелось допускать иностранцев. Это, наверное, было политическое ограничение, которое очень дорого всем обошлось. Потому что один из источников легитимизации приватизации — это деньги в бюджет.
— А какая связь?
— Ну, как: люди должны видеть, что мы продали не просто так. Что из этого идут пенсии.
— И что, люди в своем сознании связывают поступления в бюджет с пенсиями?
— Мне кажется, да.
— Мне кажется, вы слишком многого от них хотите…
— И вторая важная история — это чувство справедливости: если кто-то купил очень дешево, то он несправедливо много заработал. Еще одна вещь — многие компании ушли по так называемым инвестиционным конкурсам, когда вы покупаете задешево, но обязуетесь инвестировать. А потом многие собственники ничего не инвестировали. И, вообще говоря, надо было эти активы отбирать.
— Я так понимаю, что все эти инвестиционные конкурсы, инвестиционные обязательства — типа истории с приватизацией Ходорковским известного «Апатита» — это все чушь собачья. Никакого экономического смысла в таких обязательствах нет и быть не может: ну в самом деле, кто может указывать владельцу актива, во что и сколько он должен инвестировать? Кто лучше его самого знает, что хорошо для актива, и кто больше его самого заинтересован в экономическом успехе этого актива? Мне кажется, это чистой воды политический шум — нужно было выставить активы на приватизацию, политические оппоненты препятствовали, говоря, что все это новые собственники разорят. А вот мы заставим силою закона новых собственников быть хорошими собственниками! Понятно, что затея ничего не породила, кроме технологий обхода этих бредовых инвестиционных обязательств.
— Но это все подрывает легитимность приватизации — все эти уловки и обходы. Понимаете, вся эта дискуссия устроена так: мы вам что-то пообещаем, а сделаем совсем другое. И у оппонентов возникает убежденность: они все время врут! Это была огромная ошибка. Продавать все надо было честно, открыто, с участием иностранцев, на аукционе — чтобы всем было понятно, что цена определяется честно. Даже если это никому не нужный завод, он стоит рубль, по крайней мере, никто нечестным образом на нем не обогатится. Сейчас на Украине это огромная проблема. Задорого продать госпредприятия невозможно потому, что в стране нет макроэкономической стабилизации. Но владеть ими дальше тоже нельзя, потому что они проедают государственные деньги.
— Еще вопрос про приватизацию. Когда приватизировали «вкусные» вещи: нефтедобычу и т.д. — я так понимаю, году в 92-м была дискуссия — приватизировать их, как все остальные предприятия, отдельными частями, или же создавать эти «вертикально-интегрированные компании», а уже затем приватизировать. Прокомментируйте это.
— В целом, нефтяные компании правильно продавать вертикально-интегрированными холдингами потому, что так устроен этот бизнес. Кстати, одно из обвинений против Ходорковского и Лебедева состояло в том, что они создали мошенническую структуру — вертикально-интегрированную компанию. В своем заключении по второму делу я написал, что это диктуется логикой бизнеса, а не вымышленными преступными намерениями.
В принципе, есть такая теория, что неважно, как продавать приватизируемое имущество, — потом все равно все выстроится как надо. Но если рынки работают не очень хорошо, то такое вторичное перераспределение занимает время и отнимает дополнительные ресурсы. Поэтому лучше, конечно, сразу продавать вертикально-интегрированный холдинг. Другой пример: авиаперевозки продавали по кусочкам — и до сих пор некоторые из этих кусочков не влились в большие компании. Многое слилось, рационализировалось, устаканилось, но вообще, то, что каждая область имела своего авиаперевозчика, привело к серьезным проблемам. Потому что вы не можете иметь эффективную и безопасную авиакомпанию с тремя самолетами.
— Авиакомпания с тремя самолетами вполне может осуществлять круг задач, решаемых тремя самолетами.
— Вот именно. Но к счастью возникло несколько крупных авиакомпаний, создавших, в общем, конкурентную среду. Но лучше, чтобы с самого начала в каждой отрасли возникали мощные конкурентные игроки. К счастью, в нефтяной отрасли это произошло, а в газовой, к несчастью, — нет.
— То есть тогда, в 92-м, сгребли все газодобывающие мощности и сделали «Газпром»?
— Было соответствующее министерство — вот его сделали «Газпромом», и все. Как РЖД — это бывшее Министерство путей сообщения. А надо было в тот момент сказать: вся газотранспортная инфраструктура пусть останется государственной, а добычу структурируем в несколько конкурирующих структур и приватизируем. Опять же, как с газом, так и с нефтью — государство может их облагать налогами, как хочет. Потому что нефть и газ в кармане не унесешь. Если вы владеете «Транснефтью» или тем, что могло бы стать «Трансгазом», то вы можете собирать с добывающих предприятий такие налоги, какие хотите. Тут нет никаких сложностей.
— А почему же этого не сделали?
— Что такое госпредприятие? Часто думают, что госпредприятие — это хорошо для народа. На самом деле, госпредприятие — это хорошо для политика, чиновника, который назначает гендиректора. Когда вам, чиновнику, нужно, чтобы гендиректор куда-то отправил финансовый поток — он это сделает для вас. Вам нужно, чтобы он нанял одних людей, а уволил других? Он это сделает. Очень удобно использовать госпредприятие в политических целях. И одна из целей приватизации, которая была заявлена, — это деполитизация бизнеса. Об этом люди забывают и сегодня, если посмотрите вокруг, условно, на «Газпром», на госкорпорации, на РЖД — то видите, какой это важный механизм политического контроля над экономикой и имуществом. Потому что это такой параллельный бюджет — непрозрачный и не обсуждаемый в парламенте.
— Параллельное правительство…
— Да-да. Поэтому приватизация была важна. И поэтому многие политики были против. Если вы политик — вам не нравится приватизация. И это нормально, во всем мире так. На самом деле, многие люди не понимают, что не только «Газпром» может быть частным, но и «Ростех» может быть частным. Что оборонная промышленность может быть частной. Вот, возьмем Америку с самой мощной в мире оборонной промышленностью. В Америке много государственных предприятий в оборонной промышленности? Правильный ответ — ноль.
— Не могу не задать вопрос: выше вы упомянули условия присоединения России к ВТО. Насколько в целом удачно прошел этот процесс? Сколь эффективны были переговоры? Вообще, надо ли было туда вступать? А то разные мнения высказывались…
— Безусловно, вступать было надо. Переговоры затянулись на много лет, хотя в начале 2000-х казалось, что вступление произойдет гораздо быстрее. Никаких обоснованных аргументов против вступления нет. И быть не может — неудивительно, что все крупные экономики давно стали членами ВТО.
— Теперь такой вопрос о приватизации. Про области, куда нога приватизатора не ступала. Государство отказалось от контроля за питанием людей, приватизировав все, связанное с этим процессом. Вопрос: а почему не отказаться от такого же контроля за лечением? Ведь питаются люди трижды в сутки, а лечатся в целом реже. Есть какая-то фиктивная система ОМС, и все. Были ли тут какие-то упущенные возможности или же ничего сделать нельзя было?
— Я думаю, что приватизировать было не невозможно, но и без этого сделали довольно много. Разрешили частный бизнес в медицине и образовании. Могли бы запретить даже частные стоматологические кабинеты.
— Частные стоматологические кабинеты были даже при советской власти.
— А могли бы запретить… Если серьезно, то вопрос вот в чем: во Франции вы можете пойти даже к частному врачу и за вас заплатит страховка. В России это может произойти, если у вас частная страховка, ДМС. А не ОМС. Во Франции же страховка не знает, где частное, а где государственное, и все-таки покрывает серьезный список медицинских потребностей.
— Так же и школьное образование…
— Школьное образование везде остается государственным, но нельзя запрещать частные школы. Частные школы даже должны дотироваться на общих основаниях, если в них преподают государственный образовательный стандарт. Но у нас с образованием и здравоохранением произошла интересная история. Люди, которые управляют страной, быстро разбогатели и перестали лечиться и учиться в России. После этого качество российского образования и здравоохранения перестало их волновать. И это большая трагедия, потому что реформы в этих областях были нужны, но было распространенное убеждение, что советское — самое хорошее. И вообще-то нужно было рассказать людям, что советское — не самое хорошее. Ни образование, ни здравоохранение. Простое доказательство — это то, что наши сограждане, у которых есть выбор, предпочитают учиться и лечиться за границей.
Но всегда очень болезненно говорить: вы знаете, наша страна — не самая лучшая. Этого не было сделано совсем. То есть Сталин — плохой, Ленин — плохой, а вот балет и образование у нас — самые хорошие.
— И сами мы — самые хорошие.
— И сами мы самые хорошие. Вот именно поэтому реформаторы так много потеряли, их деятельность воспринималась как отход от идеала. В то время как надо было сказать: наша страна — банкрот и мы вместе с ней — банкроты, нам всем надо приниматься за работу и при этом предстоит многому научиться. В итоге в обществе возникло двойное сознание: если я могу отправить родственников лечиться за границу — я отправлю. Но при этом я буду считать, что российское здравоохранение — самое хорошее. И вот в будущей России, я думаю, это будет самый главный вопрос — надо будет честно признаться: вы знаете, к сожалению, мы потеряли очень много, дальше будет очень плохо и не нужно надеяться, что мы за минуту вдруг превратимся не только в Америку или Францию, но хотя бы и в Польшу. Нам до Польши еще работать и работать.

Гефтер, 24.10.2015
http://gefter.ru/archive/16330

http://loxovo.livejournal.com/7158786.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Экономист Андрей НЕЧАЕВ: Инфляция — это «налог на бедных» (ИНТЕРВЬЮ)

Судя по опросам общественного мнения, рост цен волнует население в наибольшей степени
Инфляция в России продолжает набирать обороты. В сентябре она выросла еще на 0,6%, составив с начала года 10,4%, а в годовом измерении достигнув 15,7%. Такие темпы отбрасывают страну фактически к началу нулевых.
Почему цены словно с цепи сорвались, какие факторы их разгоняют и существуют ли какие-то силы, способные затормозить их рост? Об этом в интервью рассказывает известный российский экономист и политик, министр экономики РФ (1992—1993), председатель партии «Гражданская инициатива» Андрей НЕЧАЕВ:

— Министр экономического развития Алексей Улюкаев в начале лета предсказывал, что в августе-сентябре инфляция затормозится и даже сменится дефляцией. Этого не произошло, рост цен только усилился по итогам сентября. Почему не оправдались ожидания министра?
— Прежде всего потому, что недавно произошел очередной скачок курса рубля, а девальвация имеет очень сильный инфляционный эффект. Плюс — эффект контрсанкций. Предложение продуктов на потребительском рынке резко сократилось, к этому добавилось ужесточение борьбы с так называемыми контрафактными товарами. Все эти проинфляционные факторы работали, поэтому оптимизм Улюкаева для меня необъясним.
К тому же сильные инфляционные ожидания населения — дополнительный фактор, разгоняющий цены. Подобные ожидания повышают спрос, и, как следствие, цены устремляются вверх. Может, поэтому руководители наших финансово-экономических ведомств совершают вербальные интервенции, чтобы сбить инфляционные ожидания.
— В конце прошлого — начале этого года инфляцию в основном разгоняли цены на продукты питания. Остаются ли они основным фактором влияния на общую инфляцию?
Продовольственная инфляция — это в значительной степени эффект так называемых контрсанкций, поскольку импортозамещение — процесс достаточно длительный, требующий и денег, и времени. У нас нет таких свободных мощностей, чтобы можно было за несколько недель резко нарастить предложение по всем тем товарам, которые под эти санкции попали. Если же говорить о других факторах, влияющих на цены, то среди них есть такой мощный, как тарифы естественных монополий, которые многие годы определяли инфляцию. Вот и нынешним летом, после короткого периода заморозки, они опять были повышены. Этот фактор постоянно действует в нашей стране в силу высоких лоббистских возможностей руководителей соответствующих монополий — кстати, преимущественно государственных компаний.
— Ну а насколько связан рост цен с колебаниями курса на валютном рынке?
В результате девальвации импортные товары становятся потенциально дороже. Другое дело, что у нас многие годы не развивалась, а в последнее время просто-таки убивалась конкурентная среда. Между тем если в стране есть реальная конкуренция, то в случае, когда импортные товары дорожают и становятся менее востребованными, отечественные производители могут занять соответствующую нишу на рынке. Если же конкуренция ослаблена, отечественные производители просто повышают цены вслед за импортными. Это мы сейчас и наблюдаем.
— Так что же все-таки сейчас больше влияет на цены: тарифы естественных монополий или девальвация рубля?
— Главным инфляционным фактором стало масштабное ослабление рубля. Хотя и тарифы вносят свой вклад в общую инфляцию, если мы говорим о потребительском рынке. Скажем, рост тарифов на пассажирские перевозки — это прямой эффект для потребителя. Равно как и рост цен на газ для бытовых нужд. А вот рост цен на газ для промышленности — это уже сложная межотраслевая цепочка: сначала растут издержки у тех, кто непосредственно этот газ потребляет, потом у тех, кто потребляет продукцию, произведенную с применением этого газа.
— Центробанк обещает уже в следующем году чуть ли не в два раза снизить инфляцию, а в трехлетней перспективе довести ее до 4% в год. По силам ли ему эта задача?
— Начнем с того, что у нас часть инфляции — та, которая связана с повышением тарифов и с контрсанкциями, — носит немонетарный характер. На эти процессы Центробанк повлиять не в силах. Он может повлиять лишь на ту часть инфляции, которая связана параметрами, поддающимися его регулированию, — например, с валютным курсом. Но здесь надо учитывать, что, с одной стороны, ЦБ отпустил валютный курс в свободное плавание, с другой — он не имел достаточно резервов, чтобы удержать курс. Такова объективная реальность. Такая же объективная, как и санкции Запада, которые закрыли для наших компаний и банков международные финансовые рынки, лишили их возможности рефинансировать и реструктурировать свои долги. В результате возврат долгов частично рефинансируется из резервов ЦБ, которые за последние два года похудели процентов на 60. Я все это говорю к тому, что есть множество факторов, на которые Центробанк прямо никак влиять не может, да и косвенно — весьма условно. Поэтому амбициозную задачу по сокращению инфляции, которую он перед собой ставит, будет крайне непросто решить.
— А какие вообще инструменты есть у властей, с помощью которых можно остановить рост цен?
— У нас многие годы наблюдалось парадоксальное явление. Наши финансовые власти сетовали на высокую инфляцию, которая сдерживает снижение кредитных ставок, не позволяет расти инвестициям и несет много других бед экономике. Но при этом опережающими темпами росли именно те цены и тарифы, которые контролирует или напрямую устанавливает государство. И происходило это, по моему убеждению, прежде всего в силу лоббистских возможностей руководителей соответствующих госкомпаний. Поэтому первое, что легко могут сделать власти: повысить эффективность расходов и инвестиционных программ «естественных монополий». И, соответственно, заморозить их тарифы или, по крайней мере, добиться того, чтобы эти тарифы повышались существенно ниже уровня инфляции.
Второе — надо каким-то образом пересматривать контрсанкции. Либо вкладывать гораздо больше денег (которых, насколько я понимаю, сейчас просто нет) в импортозамещение, чтобы резко нарастить предложение. При этом надо учитывать, что тут есть и чисто временнОй фактор. Чтобы корова начала давать молоко, нужны два с половиной года с момента ее рождения. Никакими инвестициями или административными мерами этот срок не сократить.
Конечно, снятие санкций уменьшило бы давление на рубль. А нормализация внешнеполитической обстановки стала бы стратегическим фактором снижения инфляции. Плюс ко всему — многое будет зависеть для нас от цены на нефть и, соответственно, от объема поступающей в страну валюты, который будет оказывать влияние на курс рубля и — через инфляционный эффект девальвации — на рост цен. Но пока оснований ждать какого-то скачкообразного роста цен на нефть и связанных с ними цен на газ в общем-то нет. Поэтому в обозримой перспективе инфляция останется на достаточно высоком уровне.
— Есть мнение, что высокая инфляция в чем-то даже выгодна нашей стране, так как помогает разогнать стагнирующую экономику и способствует наполнению бюджета. Так ли это и что в нынешних условиях инфляция — благо или зло?
— Конечно, правительство и в первую очередь Минфин заинтересованы в ослаблении рубля, поскольку оно дает компенсацию снижающихся валютных доходов от экспорта и, соответственно, через налоги существенно повышает доходы бюджета. Здесь интересы главных финансовых ведомств находятся в некотором конфликте. Центробанк с точки зрения борьбы с инфляцией должен курс держать, а Министерство финансов заинтересовано скорее в том, чтобы он плавно рос. Ведь дополнительные инфляционные доходы приходят, образно говоря, завтра, а компенсирует их бюджетникам и пенсионерам правительство с каким-то лагом — часто год спустя, да и то в результате длительных дискуссий. То есть определенный выигрыш во времени власти получают.
Так что для бюджета высокая инфляция выгодна, но это «бухгалтерская», краткосрочная выгода. Стратегически же инфляция опасна. Она усиливает социальную напряженность, так как особенно болезненна для малообеспеченных слоев населения, которые не имеют возможности изменить свою структуру потребления. Неслучайно инфляцию называют «налогом на бедных».
— Какую инфляцию вы прогнозируете до конца нынешнего года и в следующем году?
— По реальной потребительской корзине у значительной части населения нынешняя инфляция существенно выше, чем 15,7%, которую приводит Росстат. В следующем году, если не будет драматического падения цен на нефть или еще большего обострения политической ситуации, возможно понижение инфляции до 11-12%.

"Новая газета" № 110 от 7 октября 2015
http://www.novayagazeta.ru/economy/70217.html
Примечание: выделение черным болдом – моё.

http://loxovo.livejournal.com/6939469.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мнение: Россия переходит за грань выживания

Развязав конфликт едва ли не в географическом центре Европы, выбрав себе в противники самые развитые, богатые и сильные страны мира, Россия поставила себя перед неизбежной необходимостью платить по счетам. (Читать больше...)

http://crime-ua.livejournal.com/2798457.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...