Санкции США — дамоклов меч для Европы

Немецкие газеты крайне негативно отзываются об американских санкциях. Они пишут о том, что эти санкции - фактически "атомная бомба" для европейского финансового рынка в целом, а также огромный удар по концепции совместной борьбы с терроризмом. Кроме того, немцы шокированы тем, что российские чиновники совершенно спокойно отнесятся к санкциям.

Так и есть. Американцы выбрали стратегию недобросовестной конкуренции и последовательно ее проводят. Постоянно наносят удары по европейской торговле в целом, как прямые, так и опосредованные, через санкции против России. И эти удары уже привели к тому, что европейский бизнес понес огромнейшие финансовые потери.

А Россия? Россия переключилась на торговлю с азиатскими, ближневосточными, латиноамериканскими партнерами, которые, при некоторой экзотичности поведения, все же более надежны, чем партнеры из европейских стран, фактически оккупированных США.

В вопросах же терроризма Россия идет навстречу и Европе, и США. Но США не желают вести честную игру и здесь. Они финансируют главарей банд-группировок в Европе, Азии, Африке, снабжают их оружием, и, естественно, не желают бороться со своими же порождениями.

В заключение приведу цитату из интервью министра энергетики России Александра Новака газете "Вельт": „Не могу понять, как какое-либо третье государство может запрещать то, что приносит выгоду Европе. Европейские страны должны быть заинтересованы в том, чтобы отстаивать свой суверенитет и принимать самостоятельные решения в плане реализации коммерческих инвестиционных проектов на своей территории“.

https://ilyavaliev.livejournal.com/7660867.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Оптимизм по-МЭРски

В Минэкономразвития оспорили данные Росстата. По мнению специалистов ведомства, дела в экономике обстоят лучше, чем сообщает статистика.

В преддверии выхода отчёта Росстата по развитию экономики за июнь Минэкономразвития выпустило аналитическую записку "Картина экономики" с результатами своих расчётов по маю. И во многом оценки министерства выглядят заметно оптимистичнее, чем цифры, которые заявляет статистическое ведомство.

Так, рост промышленного производства в мае в МЭР оценили в 2,1% с учётом сезонности. Для сравнения: по версии Росстата тот же показатель составил 1,6%, а по версии ЦБ — вообще 0,9%. Одним из факторов, поспособствовавших такому росту, эксперты министерства называют холодную погоду и возросшие из-за этого производство электроэнергии и добычу газа и угля. Также отмечен устойчивый рост в таких отраслях, как пищевая промышленность, химический комплекс, деревообработка и транспортное машиностроение.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Нетаниягу намерен увеличить товарооборот с Австралией в три раза

НОВОСТИ ИЗРАИЛЯ И МИРА
Новости Израиля на русском

Биньямин Нетаниягу, находясь в Австралии, подписал с австралийскими властями несколько договоров в сфере экономики.

Стороны выразили надежду на взаимовыгодное партнерство в ряде вопросов. Основными пунктами экономических соглашений являются авиасообщение, торговля и высокие технологии.

Так,...

[Полная Новость]--> статья на Исраинфо

http://israinfo.livejournal.com/2549385.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Супермаркеты обяжут устанавливать весы для взвешивания продуктов

НОВОСТИ ИЗРАИЛЯ И МИРА
Новости Израиля на русском

Парламентская экономическая комиссия приняла изменения в закон о защите прав потребителей. Об этом говорится на сайте Кнессета.

Законопроект инициировали парламентарии Яков Ашер, Моше Гафни и Ури Маклев. Согласно документу, супермаркеты будут обязаны установить весы для контрольного взвешивания ...

[Полная Новость]--> статья на Исраинфо

http://israinfo.livejournal.com/2325435.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Не оружием единым: РФ будет продавать халяльное мясо

Не оружием единым: РФ будет продавать халяльное мясоn
Россия решила продавать халяльное мясо в арабские страны и приняла участие в начавшейся в ОАЭ международной сельскохозяйственной выставке Gulfood.

 

Как говорит источник в российской делегации, возглавляемой министром сельского хозяйства РФ Александром Ткачевым, Россия планирует наладить...n[Полная Новость]--> http://bit.ly/1XHQr5t

http://israinfo.livejournal.com/570390.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Как провалился «поворот на Восток» (янв 2016) (начало)

Если Россия не помирится с Западом, Китай может оттереть её в разряд аутсайдеров

Экономическая новость дня: по итогам 2015 года китайская экономика продемонстрировала худшие показатели за последние четверть века: 6,9% роста вместо ожидавшихся 7,3%. Ушедший год вообще принес немало разочарований: Запад продлил санкционное давление на Россию, а на демонстрацию российской военной силы в Сирии отвечает усилением НАТО в Европе и расширением географии Альянса (сделано предложение о вхождении Черногории, снова звучат многообещающие реплики в сторону Грузии); наши туристы оказались отрезанными от излюбленного Египта, а еще совсем недавно братская Турция перешла в разряд непримиримых противников; баррель, рубль и вместе с ними самочувствие россиян, вопреки лучистому оптимизму министра Алексея Улюкаева, продолжают стремительное пике. Что самое обидное, подкачал «тыл», на который мы рассчитывали, разводясь с Европой, – ожидания бескорыстной, братской дружбы с Китаем. Фанфары, сопровождавшие «поворот на Восток», отгремели, а что осталось – так это разочарование и досада. Однако честный «разбор полетов», как всегда, приводит к выводу, что спрашивать следует прежде всего с себя.
Хуже не бывает
Еще одна недавняя новость: по итогам 2015 года торговый оборот между Россией и Китаем сократился без малого на 28%, едва перевалив за отметку 64 млрд долларов (результат 2014-го – рост почти на 7%, до более чем 95 млрд долларов, план на 2015-й – 100 млрд). Экспорт китайских товаров упал почти на 34,5%, составив около 33 млрд долларов, импорт российской продукции снизился на 19%, не дотянув до 31,5 млрд. Крупнейшими торговыми партнерами КНР – для сравнения – остаются Евросоюз, США (в районе 530 млрд долларов товарооборота в том и другом случае) и страны АСЕАН (445 млрд) – в совокупности это 40% внешней торговли КНР. Нетрудно посчитать, что на Российскую Федерацию, таким образом, приходится менее 2%.
Официально называемые причины столь непривлекательной ситуации – двукратное в течение года падение цен на энергоносители, девальвация рубля и юаня, упадок покупательной способности россиян и снижение темпов китайской экономики с многолетних 10,5%. Сказались: перенапряжение китайского народного хозяйства, перенасыщение внутреннего рынка, рост стоимости рабочей силы, структурные перекосы китайской экономики и потребность в передышке на ее перестройку, на перевод в высокотехнологичную плоскость. Замедление (возможно, спланированное), с одной стороны, «облегчило» юань, что дало китайским товарам дополнительные экспортные преимущества, с другой, как известно, вызвало панику на китайских (и всех мировых, включая российские) фондовых рынках; борясь с биржевым кризисом, продолжающимся уже полгода, китайские власти выложили сотни миллиардов долларов, и теперь им, дескать, не до российских мегапроектов типа газопроводов «Алтай» и «Сила Сибири».

Востоковед Алексей Маслов: "В реальности большинство российско-китайских инвестиционных проектов существуют на уровне протоколов о намерениях"
По результатам 2015 года можно, например, отметить продажу «Норникелем» китайским инвесторам доли в Быстринском золото-медном месторождении, успехи в привлечении российскими вузами китайских студентов (по количеству они уступают только казахстанским), взаимные договоренности и обоюдные намерения развивать московское метро и интернет. Но о поставленной задаче увеличить товарооборот наших стран до 200 млрд долларов к 2020 году можно забыть, констатируют эксперты. «В 2015 году мы заключили с Китаем соглашения о совместных проектах, которые предполагали привлечение китайских инвестиций на 30 млрд долларов. Это очень хорошая цифра. Но в реальности, большинство этих проектов существуют на уровне протоколов о намерениях. В итоге китайские инвестиции в РФ так и не поступили», – указывает в «Свободной прессе» директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов, заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексей МАСЛОВ.
Пустая трата энергии
Если говорить о партнерстве конкретно в энергетической сфере, то оно проявилось в приобретении китайской стороной 9,9% проекта «Ямал СПГ» и «бонусе» в 730 млн евро кредита (этой сделке вокруг строительства завода по сжижению газа на базе Южно-Тамбейского месторождения в ЯНАО предшествовали изнурительные переговоры); кроме того, китайская Sinopec приобрела 10% «Сибура». Ожидается, что в течение трех лет китайцы купят еще столько же «Сибура», а в этом году – 19,5% «Роснефти».
А вот основные проанонсированные нашими властями при "повороте а Восток" проекты - газопроводов "Алтай" и "Сила Сибири" – явно буксуют. Насчет «Алтая» на «Радио Свободы» просвещает эксперт Московского Центра Карнеги, китаевед Александр ГАБУЕВ: «Никакого контракта по западному маршруту пока что нет. Дело в том, что газопровод «Алтай» должен привести 30 млрд куб. м газа на запад Китая, в Синьцзян-Уйгурский автономный район, где газ Китаю не нужен. Там, во-первых, один из основных быстрорастущих центров газодобычи Китая, во-вторых, это недоразвитая западная провинция, где особенно нет центров потребления. Поэтому газ должен будет пойти по новой нитке трубы «Запад - Восток» на 3 тыс. км туда, где газ потребляют, в район Шанхая и на восточное побережье. А это очень дорого. Для Китая здесь ориентиром будет цена туркменского газа, который он покупает довольно дешево, учитывая долги туркменского правительства и «Туркменгаза» перед китайскими компаниями».

Основной российско-китайский проект чем дальше, тем больше приобретает "виртуальный" характер
«Сила Сибири» на пике осуществления этого проекта, рассчитанного на 30 лет, по объемам поставок газа (почти 40 млрд куб. м) должна была заменить германский рынок. Но теперь, когда китайская экономика замедляется, цена энергоносителей стремительно падает, их предложение превышает спрос, причем туркменский газ дешевле российского, а еще есть поставщики сжиженного природного газа из Катара и Австралии, в добрых перспективах дорогостоящей, стоимостью 55 млрд долларов, «Силы Сибири» возникают существенные сомнения. Поэтому «Китай отказался финансировать российский трубопровод «Сила Сибири», который должен был стать главным сокровищем в российско-китайских отношениях, – напоминает в издании «The American Interest» политолог Лилия ШЕВЦОВА. – Китайцы даже заявили, что русские должны оплатить строительство и обслуживание трубопровода на китайской территории. Какая наглость! Это несомненно была настоящая пощечина Москве: платить за свой собственный разворот на восток».
Более того, недавно «China Daily» сообщила, что Sinopec Group запустила в эксплуатацию крупнейшее в Китае месторождение сланцевого газа Фулин в провинции Сычуань мощностью 5 млрд куб. м в год, к следующему году добычу планируется удвоить, а общие запасы КНР составляют 26 трлн куб. м, и разведка продолжается. Кроме того, в прошлом году Китай стал мировым лидером в развитии технологий возобновляемой энергии, потратив на эти цели рекордные 111 млрд долларов, почти на 20% больше, чем годом раньше. Злые языки «чешут», что, таким образом, «Сила Сибири» вообще утрачивает всякий смысл.
В общем, «тают надежды относительно того, что Китай будет закупать столько российского газа, что можно будет отказаться даже от части европейского рынка – на практике Китай продолжает диктовать свои условия и при этом наращивает объемы импорта туркменского газа, не забывая разведывать собственные недра», – выводит журнал «Эксперт». Вероятно, о заморозке совместных энергетических проектов (кроме «Алтая») говорить не приходится, но их рентабельность для российской стороны «может сильно уменьшиться», – «радует» заместитель генерального директора Центра политической информации Алексей ПАНИН.
Обманутые ожидания
Такое же смятение – в области финансов. Из достижений: в мае Внешэкономбанк заключил с Государственным банком развития Китая рамочное соглашение о юаневых инвестициях в программы развития Дальнего Востока (финансирование, к слову, связанное, но это вообще в духе наших прагматичных восточных соседей). Объем (на момент сделки) – 8 млрд в долларовом исчислении, что сопоставимо с размерами привлеченных ВЭБом китайских ресурсов за 10 предшествующих лет (около 11 млрд). Еще один успех Внешэкономбанка – договор с другим системообразующим китайским – Экспортно-импортным – банком о финансировании проекта добычи марганцевой руды в Кемеровской области. В свою очередь, Банк России сообщил о выпуске в текущем году облигаций федерального займа, номинированных в юанях, правда, при «нормальной экономической конъюнктуре».

От ресурсов азиатских финансовых центров российской экономике достались лишь манящие огоньки
Горечи – больше. Девальвация снижает привлекательность заимствований, ставит под вопрос ожидавшееся расширение взаимных экспортно-импортных расчетов в национальных валютах и планы перевода в юани части российских резервов. «Кремль замыслил спасти резервы от «плохого» доллара и «сомнительного» евро – в результате вложит их в неудержимо катящийся под горку юань», – сомневаются эксперты. – [Вдобавок] если китайцы резко ослабят свою валюту, то через границы хлынет экспорт из КНР, их товары, и без того имеющие славу весьма дешевых, станут еще дешевле. Это касается продукции текстильной промышленности, малого машиностроения, строительных материалов. Соответствующие производства внутри России и других стран-торговых партнеров КНР просто могут быть уничтожены, поскольку не выдержат конкуренции по ценам с продукцией “Made in China”». Опасения в том, что в ближайшие 5-10 лет наши прилавки заполнят дешевые, но некачественные азиатские товары (а города – мигранты), выражает и большинство соотечественников – более 60%, по данным ВЦИОМ.
А главное – преждевременными оказались чаяния российских банков и компаний широко шагнуть на азиатские рынки заимствований. Южная Корея, Сингапур и Гонконг находятся под влиянием западных, прежде всего американских и британских, финансовых институтов, и до снятия санкций «это маловероятно». Китайские друзья, несмотря на то, что не участвуют в санкциях, тоже не спешат раскрывать объятия. «Тот расчет, который раньше занимал полдня, сейчас занимает 2-3 недели, – свидетельствует руководитель финансовой фирмы HWA Грегори ГЛУШКО. – Китайские банки (включая крупнейшие государственные, – прим. ред.), китайские компании как государственные, так и частные, очень аккуратно пытаются работать с Россией, потому что они очень легко могут попасть под санкции. Они этого допустить никоим образом не хотят, и поэтому они предпочтут потерять какой-то российский бизнес, чем попасть под санкции от своих основных экономических партнеров, которыми являются Соединенные Штаты и Евросоюз».

Будучи крупнейшим мировым производителем зерна, Россия с трудом пробивается на китайский рынок
Другая «ложка дегтя» – ограничения в поставках в КНР российского зерна. В прошлом году китайцы согласились открыть свои рынки (предполагается, что вскоре туда устремится и наша мясная продукция), благодаря чему объемы поставок могут вырасти с полутора сотен тысяч до 0,5 млн тонн (для сравнения: по данным «Русской планеты», «наш недавний друг Турция импортирует из России 4 млн тонн зерна в год»), но «выкатили» условия: отбор регионов-производителей, контроль за процессом упаковки на местах (во избежание «усушки и утруски» по-русски) и, конечно, комфортная для покупателей цена. «На международном рынке Россия сейчас имеет репутацию рискованного партнера, поэтому нам приходится как минимум демпинговать, чтобы иностранцы не закупались у тех же США, Канады или Австралии. Диктовать свои условия мы пока не можем, потому и соглашаемся на подобное тяжелое, но все же партнерство», – добавляет rusplt.ru. При этом Россия ежегодно собирает до 100 млн тонн зерновых, а Китай и того больше – 115 млн т, то есть «для российского экспорта, как и для китайского импорта, оговоренные объемы поставок на самом деле капля в море».
Политика выжженной земли
В области сельского хозяйства недоверие проявляют друг к другу обе стороны. В России около 400 млн га сельскохозяйственных земель, иностранцы арендуют всего-навсего немногим более 0,5 млн га. В буквальном смысле слова непаханое поле для приезжих трудолюбивых китайских аграриев. Однако притча во языцех – их варварское отношение к российской земле. «При неправильном подходе в течение 7-10 лет они сожгут органику, сломают хребет почве и будут получать урожай за счёт того, что сжигают естественное плодородие, – предупреждает в «Аргументах и фактах» руководитель Центра экономических стратегий Института экономики РАН Иван СТАРИКОВ. – Там останется 1,5-2% гумуса, а после дождей эта земля будет заплывать, как асфальт… Они на этом неплохо заработают, но потом России, если она хочет оставить эти территории за собой, придётся потратить чудовищные деньги для того, чтобы эту землю вылечить».
(Зная о том, до какого экологического бедствия пекинцы довели собственный город, вздрагиваешь и от известий об их планах экспортировать к 2020 году до 2 млн тонн байкальской воды (при этом квота, выделенная им властями Бурятии, по сообщениям СМИ, в 1,5 раза больше, а вообще, добавили чиновники, «по заключению ученых, без ущерба экосистеме Байкала можно добывать до 400 млн тонн воды в год – это составляет 0,5% расходной части водного баланса озера»). И это тогда, как в прошлом году планету облетела грозная и горестная новость о рекордном за последние 60 лет обмелении обмелении Байкала и апокалиптических пожарах в прибайкальских лесах.

Байкал пылает и мелеет, но, говорят, на китайцев его все равно должно хватить
Глядя на китайские повадки, Минсельхоз ужесточает правила использования земель: аренда только при проведении торгов, не более чем на 15 лет (сейчас «потолок» – 49), без права субаренды, арендуемая территория – не больше 10% соответствующего муниципального образования, арендатору придется предъявить гарантии финансовой состоятельности и забыть о залоге арендуемой земли, подтверждать отсутствие долгов по налогам и сборам, три четверти рабочих мест предоставить местным жителям, терпеть административный контроль за целевым использованием угодий.
«Но китайским инвесторам в России и без этого закона приходится несладко, – пишет «Коммерсант». – Об этом нам, например, рассказали в станице Старонижестеблиевская Краснодарского края. «Многих китайских фермеров из нашей станицы уже выжили, – говорит землеустроитель станицы Андрей НИМЧЕНКО. – Они уехали, побросав свои теплицы, теплицы стоят пустые, никому не нужные».
Китайцев начали прессовать, не выдавая разрешения на работу для их сограждан. Местных китайские овощеводы нанимать никогда не хотели, завозили своих, хоть это и обходилось дороже. «Если бы вы посмотрели, как китайцы работают, вопросы, почему местных не нанимают, сразу бы отпали, – рассказывает Нимченко. – Работают от рассвета до заката, не пьют, один человек обслуживает сразу две теплицы. Нашим такая пахота и не снилась – у нас два человека одну теплицу с трудом обслуживают».
В 2009 году в станице трудилось 250 китайцев, которые обслуживали 315 га. А в этом году им дали квоту всего на 51 человека. “Некоторые фермеры сразу закрыли бизнес и уехали, – говорит Нимченко. – Остались самые стойкие. Пытаются нанимать рабочих из Средней Азии, но производительность у них не та. Сейчас теплиц в 5 раз меньше, чем было, но, думаю, скоро будет еще меньше”».
Территория раздора
Проблема, видимо, не только в конкуренции. «Китайцы спят и видят, как бы оттяпать русскую землю» – устойчивый стереотип у нас. В Сети пугают китайскими картами с планами оккупации левобережья Амура, доставшегося России по Айгунскому договору 1858 года и в период до 1914 года. Надо сказать, что соседи по ту сторону реки сами подогревают страхи россиян. Еще не забылись слова Мао Цзэдуна о «не предъявленном счете в 1,5 миллиона квадратных километров». Да и сегодня «в Китае большинство историков считают Айгунский договор (наряду с Пекинским и Тяньцзиньским) неравноправным, поскольку сильная Россия принудила слабую сторону, Китай, к несправедливому для него пограничному разграничению», – утверждает старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России Игорь ДЕНИСОВ. Показательно, что в мае прошлого года району Айгунь, располагающемуся напротив Благовещенска, вернули историческое название – «с целью развития туристических возможностей и для того, чтобы навечно сохранить память о “горькой истории”». Поэтому и факт передачи Россией в прошлом году 4,7 кв. км около Уссурийска в Приморском крае китайские националисты восприняли не только с восторгом, но и с претензиями на Сахалин и Туву (ну а чем они хуже наших поборников «Русского мира»?).
Соответственно, в июне в России с негодованием встретили весть о том, что власти Забайкалья передают на 49 лет в аренду китайцам пустующую Могойтуйскую промзону площадью 115 тыс. га. Возмущенных не убедил ни размах сельскохозяйственных проектов, ни объем уже вложенных – до 2 млрд рублей – и предстоящих, в 24 млрд, инвестиций, ни обещания отдать половину рабочих мест забайкальцам, ни заверения наших чиновников в случае ненадлежащей эксплуатации площадей отнять их в течение двух лет. Припомнили, что корпорация-арендатор – «Huae Xinban» – до этого обещала открыть большой целлюлозно-бумажный комбинат, но «за 10 лет построила лишь лесопилку, которая обрабатывает 100 тыс. куб. м древесины в год и назвала это первой очередью ЦБК». Что Могойтуйскую промзону китайцам пообещали по смешной цене – меньше 5 долларов за гектар. В конце концов глава Забайкальского края Константин Ильковский был вынужден опровергнуть «порочащие сведения».

В прошлом году забайкальскому губернатору Константину Ильковскому досталось от русских националистов по полной программе
Нехорошие подозрения охватили не только обывателей, но и интеллектуалов. Между тем вопрос границ окончательно и бесповоротно разрешен Россией и Китаем еще в 2004 году. Что же до «ползучей аннексии», то «большая часть взвешенных экспертных оценок показывает, что в РФ ежедневно находятся примерно полмиллиона китайцев. Из них, по крайней мере, половина – в Европейской части России, там, где есть рабочие места и более-менее большая экономика, по сравнению с Сибирью и Дальним Востоком, – разъясняет Александр Габуев. – Остаются 250 тыс. китайцев – на все Зауралье, включая и Сибирь, и Дальний Восток. На одном только Дальнем Востоке живут 6 млн 200 тыс. человек. Во-вторых, большая часть китайцев к нам приезжает на время. Они зарабатывают деньги и уезжают. И если вы посмотрите на показатели ВВП на душу населения, на депрессивном китайском Северо-Востоке они больше, чем в российском пограничье. С точки зрения миграционной теории – это нонсенс, когда люди из более богатых территорий мигрируют в более бедные. Никакой масштабной миграции не происходит. Есть инвестиции, в том числе в сельское хозяйство, в места, куда, да, китайцы привозят свою рабочую силу. Но никто в тайге с автоматом Калашникова не растворяется, не засыпает под сосной, чтобы дождаться свистка из Пекина и захватить российскую территорию. Все исследования, как российские, так и международные, и китайские, показывают, что при возможности выбора китайцы из приграничья едут не в депрессивную Россию, а в цветущие китайские приморские провинции, в страны Юго-Восточной Азии или Австралию».

Продолжение:
http://loxovo.livejournal.com/7238267.html

http://loxovo.livejournal.com/7238138.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

!!!!!! ЭКОНОМИКА — РЕПОРТАЖ из Чечни: Есть ложь, а есть статистика

Еды навалом, хорошо живем
Рекордсмен России по расходам на продукты: репортаж из Шаройского района Чечни
Согласно официальным данным Росстата, Шаройский район (Чечня) — самая обеспеченная территория в России. Если верить статистике, каждый житель этой горной, труднодоступной местности только на продукты потратил в 2014 году больше 350 тысяч рублей — то есть в 20 раз больше, чем в соседних районах (более свежих данных пока нет). В самый сытый — официально — район России съездил специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев.
Даже коренные жители Грозного теряются, когда спрашиваешь у них, как добраться до Шаройского района. «Это надо на такси, только должен быть внедорожник — что-то другое туда просто не проедет», — советует местная журналистка Милана Мазаева (которой кажется, что делать там в принципе нечего). Шаройский район — самая высокогорная и труднодоступная местность в Чеченской Республике. Он расположен на юге региона, на границе с Дагестаном и Грузией. Междугородные автобусы из Грозного туда не ходят; можно доехать до Шатоя в соседнем районе, а оттуда — только на автомобиле.
По официальной российской статистике, малонаселенный Шаройский район — еще и совершенно уникальное место. Местные жители больше, чем где бы то ни было еще в России, тратят на еду. Например, в 2014 году каждый житель района, включая пожилых и детей, употребил продуктов питания на 355 926 рублей, то есть каждый тратил около 30 тысяч рублей в месяц. В соседнем Цунтинском районе в Дагестане на продукты потратили за это же время в 20 раз меньше.
«Как там так много могут есть? Может, у них аппетит лучше?» — удивляется Абуязид, житель соседнего Шатойского района, который решился подвезти меня из Грозного. По дороге мы заглядываем к нему домой — взять запасную резину и перекусить; жена подает домашний жижиг-галнаш (национальное мясное блюдо).
Абуязид работает таксистом. Тем же занимаются многие мужчины в его селе, другой работы в Шатойском районе нет. Ежедневно он ездит в Грозный, до которого 65 км. Можно переселиться в столицу республики, аренда однокомнатной квартиры там стоит всего около 10 тысяч рублей. Но в Шатое — дом и родители. «Если бы квартира стоила 7 тысяч в месяц, мы бы переселились», — признается Абуязид. Его месячный доход не превышает 12 тысяч после вычета процента, который уходит таксопарку, — за бензин и за кредит на новую Lada Granta. Жена работает в службе занятости, зарабатывает 15 тысяч рублей. Все деньги уходят на еду, плюс дорога для дочки, которая каждый день ездит в грозненский колледж на учебу.
Абуязиду и самому интересно посмотреть, как же люди в Шаройском районе живут, раз они тратят 30 тысяч в месяц на еду.
После Шатоя дорога превращается в ледяную колею, однако Lada Granta справляется. Мы приезжаем в самое населенное село района — Кенхи. Встречаем идущую вдоль дороги девушку и предлагаем подбросить ее; автостоп — единственный способ передвижения по Шаройскому району: автобусов нет, на весь район — всего один таксист. Девушку зовут Фатима, она решила навестить родственников. «С питанием нормально, если нужно — едем закупать в Хасавюрт оптом», — говорит Фатима. По ее словам, в селе работа есть только у школьных учителей, а все мужчины отправляются на заработки за пределы Чечни — кто в Москву, а кто в Астрахань.

Главный магазин в селе Кенхи — сюда в день приходят не больше 10 покупателей
Главный магазин села Кенхи — это небольшое одноэтажное здание с надписью «Сок». Изобилия внутри нет. Полмагазина занимает ширпотреб, другая половина — продукты. Немного фруктов, крупы, консервы и кондитерские изделия — весь ассортимент. Семейный бизнес предпринимателя Расула Исаева трещит по швам: за день в магазин заходят не больше 10 клиентов. Молочные продукты, мясо и овощи не покупают — у каждого свое. Исаев думал продавать свежий хлеб, купил хлебопечку, но дело не пошло. Даже хлеб селяне предпочитают готовить дома. Кроме того, многие покупают в долг — продавец показывает три большие долговые тетради; каждый Курбан-байрам он заводит новую, хотя по старым долгам люди еще не расплатились.
Ежедневная выручка — хорошо, если тысячи полторы, говорит Исаев. А бывает и так, что заходят лишь раз в день за тетрадкой и ручкой школьники.
Приезжаем в поселок Шарой; магазина тут мы и вовсе не нашли. Раньше здесь держала палатку знакомая таксиста Абуязида. Оказалось, что год назад она ее закрыла — после того, как отсюда съехали военные, работать стало невыгодно. На холме, где раньше находился магазин, стоит пожилой мужчина и собирается закурить. Я срочно взбираюсь к нему, чтобы спросить, где он берет продукты, причем в таком количестве. Его зовут Муса. «Продукты? Зачем тебе продукты? Заходи ко мне, пообедаешь», — отвечает он.
Дома суетится его жена Марика: «Из России? Из Москвы? Сейчас мы тебя накормим. Мы всегда русских кормили. Они здесь стояли, а муж все время им что-то давал — то курицу, то сыр. Я экономила и ругала его за щедрость, за это он меня называл крокодилом. Солдаты приходили, и он им говорил: „А там живет мой крокодил“. Я, конечно, обижалась. Почему же я крокодил?»
У Марики — пятеро детей. Младшая дочка учится в педагогическом институте и уже преподает в местной школе в младших классах. В школе на 30 учеников — четыре учителя: математики, русского и чеченского языков, ислама. Английский язык тоже преподают, но по скайпу. В 2006 году на деньги «Фонда Кадырова» в район провели электричество; Шаройский район стал последним в Чечне, где появился свет. Теперь здесь есть даже выделенная линия интернета.
Беда только с газом, в ближайшее время его не предвидится, поэтому топят по старинке — дровами. За это в местной школе как раз отвечает младший сын Марики — он подрабатывает там кочегаром. Старший, Иса, работал в полиции, но после того, как на полицейской машине попал в ДТП, его уволили. «У нас хозяйство все свое — мясо, сыр, творог, яйца, хлеб, овощи», — говорит Марика. Домашние продукты они иногда продают соседям, но чаще живут натуральным обменом с ними же — головки сыра меняют на одежду.
Меня угощают картошкой с мясом и чаем с конфетами. Конфеты и сладости — это, пожалуй единственное, что покупается в Химое — административном центре Шаройского района. Раз в неделю семья из 7 человек покупает на всех сладостей — на 2-3 тысячи рублей. Получается, что она тратит на продукты в месяц максимум 12 тысяч. Остальные 10 семей в поселке ведут похожий образ жизни. Примерно так же — только без света — жили здесь и при Джохаре Дудаеве, и при Аслане Масхадове. Какую-то разницу Марика обнаруживает, только сравнивая нынешние времена с советскими. «Тогда запрещали иметь много скота, а Кадыров, наоборот, говорит — заводите скот, ничего не запрещает», — радуется она. Сепаратистов и боевиков она вспоминает недобро: «Они к нам приезжали тоже, с ним был Хоттабыч их (полевой командир Хаттаб — прим. „Медузы“). Тогда старики вышли и не пустили их в район, уговорили обойти нас стороной».

Каждая семья в Шарое держит скот — без этого не выжить. Мясо в магазинах давно не продается
«Еды навалом, всего навалом, хорошо живем. У всех скот в деревне, никто не голодает. Бывают те, которые прибедняются, но если у них чуть-чуть руки будут шевелиться — проживут», — прощается со мной женщина.
На «Приоре» сын Марики, бывший полицейский Иса везет меня в Химой. Центральный магазин здесь имеет политическое значение. Он принадлежит главе Шаройского муниципального района Раисе Батукаевой, а за старшего в магазине — ее сын Магомед, глава отдела труда и социального развития района. Когда Магомед узнает, что жители Шаройского района больше всех в России покупают продуктов, он не удивляется: «Вы знаете, я как в горы поднимаюсь, сразу такой аппетит появляется». Однако, признает он, на количество покупателей в магазине горный аппетит никак не влияет — их тут единицы.
Работающими официально числятся только 400 человек из 3 тысяч жителей Шаройского района. Однако за 15 тысяч рублей в магазине никто не хочет работать. В будни выручка не превышает 7 тысяч рублей в день. А сейчас дела вообще плохи — Магомед открывает магазин, только когда ему позвонит кто-то из «клиентов». Чеков в магазине, конечно, тоже никаких нет.
Самым серьезным предпринимателем в районе считается Лема Тагиров. Он легенда района и главный его меценат. Во второй половине 1990-х, между чеченскими войнами, Тагиров поработал спецпредставителем прокуратуры Ичкерии в России. Тагиров живет в Москве, но о малой родине не забывает, он построил здесь практически всё: соорудил маленький парк с мемориалом Великой Отечественной войны, восстановил старые крепости, провел воду в Химое. Иногда даже приезжает и раздает нуждающимся деньги. Кроме того, он организовал тут фермерское хозяйство с шестью верблюдами. Правда, сейчас остались только два верблюда, да и от этих собираются избавиться, рассказывает Руслан Межидов, племянник Тагирова, которого предприниматель оставил на хозяйстве. С поиском работников у фермера Межидова — та же проблема, что и у владельца магазина — их нет.
Самым обременительным активом Тагирова оказалась построенная в Химое первая и единственная в Шаройском районе бензозаправка. Торжественно открывать ее приезжал вместе с Тагировым глава Чечни Рамзан Кадыров. Но с точки зрения бизнеса вложение оказалось неудачным. Бензина покупают так мало, что одной привезенной цистерны хватает примерно на год. «Вот сегодня 3,5 тысячи рублей принесли с бензоколонки, — разводит руками Межидов. — Каждый раз, когда мне приносят такую выручку, хочется отсюда уехать». С учетом вложений, а это 16 млн рублей, и с рентабельностью в 30%, бензоколонка окупится через 43 года.

Крепости и мечеть в Шарое восстановил местный меценат и бывший влиятельный сотрудник прокуратуры Лема Тагиров
* * *
В начале десятого утра рядом с новеньким зданием администрации Шаройского района в Химое — никого, кроме одной женщины. «Что вы хотели?» — спрашивает она.
На удачу Луиза Хаджиева оказалась представителем Чеченстата в Шаройском районе. Когда она услышала сумму, которая фигурирует в статистике, то удивилась не меньше меня: «Ничего себе! Это же какие богатые все должны быть. Каждый день икру черную есть. Это нереально, это курам на смех цифра, даже тупой человек должен понять, что это смешно».
— Вообще, это же можно определить по данным чеков из продуктовых магазинов.
— Ну, какие чеки у нас? — рассмеялась Хаджиева.
Как выяснилось, начальства в районе сейчас нет, да и вообще на целую неделю администрация переселялась в другой район, потому что из-за аварии тут не было электричества.
Замглавы администрации района Хусейна Лурмагомедова я встретил уже на обратном пути в Грозный — начальник на черной «Приоре» возвращался с совещания в Грозном. Выслушав меня, Лурмагомедов присвистнул: «На одного человека? 356 тысяч? Ни хрена себе! У нас там всего 8 магазинчиков. У нас товарооборот в районе в месяц даже на миллион не тянет!»
Наконец, в Грозном начальница отдела статистики торговли и услуг Чеченстата Хава Абушева попыталась дать рациональное объяснение данным по Шаройскому району. По ее словам, исследование, положенное в основу статистических данных, делается по индивидуальным предпринимателям — с помощью выборки. Так получилось, что в Шаройском районе в выборке участвовал всего один предприниматель из 49, зарегистрированных в районе; и он, по словам Абушевой, «прям очень много продавал», причем на территории всей республики. «Но так как мы не можем при составлении отчетности разбить, что и где он продает, получилось, что он все как бы продал в Шаройском районе», — говорит она.

Магазин в селе Кенхи
Общий объем проданных продуктов питания в Шаройском районе составил http://chechenstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/chechenstat/resources/ff8dd3804b23d735ade0bf3c2872e104/Доклад+за+ноябрь+2015.pdf, по данным Чеченстата, 1,1 млрд рублей. Предприниматель из отчетности должен был продать продуктов как минимум на 22,5 млн рублей. В районе о таком предпринимателе не знают. Как бы то ни было, так много заработать ему вряд ли удалось. По данным того же Чеченстата, 49 предпринимателей из Шаройского района за прошлый год получили 100 тысяч рублей — на всех; иными словами, каждый из них в среднем заработал в 2014 году две тысячи рублей.
«Когда собираем данные по общему товарообороту в районах, разница не так бросается в глаза, — размышляет Абушева, занимающаяся статистикой, по ее признанию, уже больше 20 лет. — А когда пересчитываем на душу населения, то получается совсем другое». Действительно: по товарообороту Шаройский район похож на Веденский (1,6 млрд рублей) и Шатойский (1,3 млрд). Только в Веденском живут 39 тысяч человек, а в Шатойском — 18 тысяч. В Шаройском же — всего 3 тысячи.
Московские эксперты ничего необычного в статистических данных по Шаройскому району не видят. «Статистика Чечни представляет собой виртуальную реальность, не заморачивайтесь по этому поводу», — сказала директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталия ЗУБАРЕВИЧ.
Илья Жегулев
Шаройский район, Чечня

Медуза, 05.02.2016
https://meduza.io/feature/2016/02/05/edy-navalom-horosho-zhivem

http://loxovo.livejournal.com/7223677.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Кризис как шанс поесть деликатесы.

Доля российских потребителей, перешедших на менее дорогие товары, достигла в IV квартале 2015 г. рекордного уровня - 70%, свидетельствуют данные обзора потребительской уверенности россиян «Потребительский индекс Иванова» «Сбербанка CIB». В предыдущем квартале доля таких покупателей составляла 69% от опрошенных. http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/01/13/623846-rossiyane-rekord
( в качестве эпиграфа)

колбасы и копчености.jpg

---Странное дело... В стране б.. кризис, а у меня жизнь б…, напротив, налаживаться стала!---
В минувшие выходные, уехал в райцентр, забирать дочь от бабушки. Вечером вышел на сельскую улицу. У соседней калитки вспыхивал огонек. Сосед - Георгий вышел подымить, а заодно и снег почистить. Я подошел, поприветствовал старого знакомого. У Георгия -инвалидность, еще в детстве получил травму. Последние лет пять, регулярно, уезжает из дома на заработки. Трудится охранником - сначала сторожил дачи в Волгограде, а потом пере брался в ближнее Подмосковье. Охраняет какую-то базу. И вот всегда возвращался он с невеликим заработком, с поезда пешочком до дома, экономии ради. А с месяц назад произошла в жизни Георгия "счастливая" перемена.
В один из дней, ранним утром, на вокзале остановился следующий из столицы поезд. Из вагона среди прочих пассажиров вышел и Георгий. В руках у него были несколько здоровенных пакетов, из которых выглядывали десятки палок колбасы.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

ТОП 10 экспортов России и США.

Оригинал взят у verola в ТОП10 экспортов России и США.


На картинке, что Штаты покупали в России в 2012.

Эта статья про экспорты. В чём страна хороша, то она и экспортирует. Кое-что на 2х картинках — ТОП10 категорий экспорта  России и США для вас будет кое-что неожиданным. Жирным — выделены категории, которые в ТОП10 для обоих стран. Синим — технические экспорты, а чёрным — сырьевые.
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...