Возвращение России от рынка к гегемонии государства

Экономист Олег Вьюгин о том, почему Россия всегда возвращается от рынка к гегемонии государства.
Разговоры о перезапуске экономического роста в стране длятся уже не один год и ведутся на фоне затянувшейся стагнации. Статистические отчеты, которые мы читаем, то вселяют надежды о прохождении пресловутого «дна», то приносят разочарование – рост не возобновляется.

Эти качели наблюдаются два последних года, при этом реальные доходы населения за этот период заметно сократились. В среднем же отечественная экономика не демонстрировала заметного роста в течение пяти последних лет. Благодаря росту цены барреля нефти в нынешнем году курс рубля укрепился и ожидания в производственном секторе несколько улучшились, оставаясь, однако, весьма скромными. Актуальные прогнозы экспертного сообщества и официальных властей в лучшем случае сулят отечественной экономике рост не выше 2% годовых.
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Идеологи деиндустриализации предсказывают деиндустриализацию России

Дали наводку на статью, заголовок которой меня насмешил: "ВШЭ предсказала деиндустриализацию России". Авторы и исполнители промышленного разгрома России пишут, что российская экономика движется в сторону деиндустриализации и повышения сырьевой зависимости: подавляющее большинство обрабатывающих производств сокращаются, несмотря на девальвацию рубля и декларируемое замещение импорта.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

!!!!!!! АНАЛИТИКА — Как плохие институты довели Россию до кризиса

Кризис будет затяжным, а выход из него очень сложным, считают эксперты

Нынешний кризис в России требует от властей перехода к новой модели развития страны. К такому мнению пришли участники Международной научной конференции в Высшей школе экономики.
Ректор ВШЭ Ярослав КУЗЬМИНОВ полагает, что кризис, переживаемый Россией сейчас, не похож на опыт 2008-2009 годов или спады, которые переживают страны-изгои. На конференции он представил основные выводы доклада "Экономика России: перед долгим переходом".
Согласно докладу, кризис в России будет затяжным, а выход из него очень сложным.
Стране нужны реформы, без которых она может на долгие годы оказаться в ловушке стагнации – ее экономика будет расти очень медленно, население будет беднеть, а доля России в мировой экономике – сокращаться.
"Общество будет идти путем проб и ошибок и упорно держаться за плохие институты", - убежден Кузьминов.
К плохим институтам эксперты отнесли не только, например, неэффективные органы надзора, но и патерналистскую систему, при которой люди получают от государства блага, считая их бесплатными, и не контролируют их качество.
Отказ от этих институтов произойдет только тогда, когда общество убедится, что они стали абсолютно "пустыми", уверен экономист.
Выводы экспертов обсуждали бывший министр финансов России Алексей КУДРИН, ректор РАНХиГС Владимир МАУ и министр открытого правительства Михаил АБЫЗОВ.
Русская служба Би-би-си выслушала дискуссию экспертов и приводит основные выводы.

Наименьшую доходность в России имеет малый бизнес
От каких проблем страдает российская экономика?
Одной из основных проблем российской экономики, по словам Кузьминова, является низкий уровень конкурентоспособности экономики. В различных рейтингах Россия отстает от других стран с похожим уровнем развития.
Одна из причин – высокое присутствие государства в экономике. По доле государства в 10 крупнейших компаниях Россия оказалась на 3-м месте в мире.
Еще одна слабая сторона российской экономики – это высокая инфляция, продолжает Кузьминов. За весь период правления президента России Владимира Путина она была ниже 10% лишь в течение трех лет. "Наша экономика привыкла к высокой инфляции", - делает вывод ректор ВШЭ. Это и снижает ее конкурентоспособность.
Еще одно специфическое для Россия явление – это размер теневой экономики. Он постепенно сокращался до 2007 года, однако в последние годы доля теневой экономики вновь начала расти. Главный экономист BP по России и СНГ Владимир ДРЕБЕНЦОВ привел оценку теневой экономики в 40% от общего объема.
Российский бизнес, по мнению экспертов ВШЭ, имеет завышенные требования к доходности проектов. Она должна покрывать высокие риски ведения бизнеса, а также учитывать высокую инфляцию. Если в странах с развитой экономикой годовая доходность в 12% является нормальным уровнем для начала бизнеса, то в России таким порогом является 20 или 30%. Такую доходность можно получить либо от природной ренты, либо от создания искусственной монополии на рынке, либо от инновационного бизнеса, правда, для России такой вид бизнеса нетипичен, уточнил Кузьминов.
Самый рентабельный вид бизнеса в России – это крупные сырьевые компании. Второй по доходности сектор – это крупная обрабатывающая промышленность, которая получает субсидии от государства, полагают в ВШЭ. Наименьшую доходность имеет малый бизнес.
С подобными оценками согласен и министр Михаил Абызов. Крупный и средний бизнес сейчас закладывают доходность в свои инвестиционные проекты на уровне 20%, в лучшем случае 15%. Чиновник также отметил, что в России пока нет условий для создания инновационных продуктов.
Владимир Мау отметил и еще одну проблему: бизнес не пользуется популярностью у молодежи. "Дети из богатых семей хотят работать в госкорпорациях, а из бедных семей – в силовых структурах", - заявил Мау.
В.Мау уточнил, что российская экономика находится в стагфляционной ловушке – медленный или отрицательный рост происходит на фоне высокой инфляции. Это главное отличие российского кризиса от ситуации в Европе, полагает эксперт. Здесь не поможет рост бюджетных расходов или стимулирование спроса. Нужно переходить к экономике предложения и проводить реформы. Иначе Россия может повторить судьбу Японии и на долгие годы оказаться в ловушке медленного роста.

У населения очень низкие требования к качеству подобных социальных благ, предоставляемых государством бесплатно
Какие институты в России неэффективны?
Появление в России плохих институтов стало одним из следствий проводившейся в 2000-х годах в России экономической политики. "Они выжили, они стали крепкими институтами, на которых базируется поведение участников экономической жизни", - заявил Кузьминов.
Одним из таких плохих институтов, по мнению экспертов ВШЭ, является "государственный патернализм в социальной сфере". Россия позаимствовала его еще у СССР.
Пенсии, образование и здравоохранение являются бесплатно предоставляемыми государством социальными благами. Это размывает персональную ответственность людей за эти сферы, население не принимает решений об этих благах или своем вкладе в них.
В результате население ждет от государства предоставления этих благ бесплатно, а реформы в таких условиях проводить становится очень сложно. Причем с наступлением кризиса все чаще средний класс начинает пользоваться такими благами и требовать их.
Михаил Абызов говорит, что у этого есть и вторая сторона: у населения очень низкие требования к качеству благ, предоставляемых бесплатно.
Второй плохой институт, по мнению Кузьминова, - это офшорный капитализм. Если в других странах компании уходят в иностранные юрисдикции из-за налоговых проблем, то в России вывод активов – это форма страхования, используемая для минимизации рисков.
С начала 2000-х годов правительство собирает нефтяную ренту (дополнительные налоги на доходы нефтяных компаний). Это позволило создать резервы и решить какие-то социальные проблемы. Однако это же и создало еще один спорный институт: в течение многих лет государство субсидировало машиностроение, дорожное строительство и другие. Фактически государство привлекало бизнес в сектора с небольшой доходностью, при этом оно почти не требовало никаких гарантий. Эта возможность фактически исчерпала себя.
Еще один неэффективный институт – это принудительная благотворительность. В основном это распространяется на региональном уровне, когда руководитель региона или города просит бизнес профинансировать социальные объекты. "Ты будешь храм ремонтировать, ты баскетбольную команду финансировать", - пояснил Кузьминов.
Это называется надналоговым воздействием на бизнес. На подобную благотворительность может уходить до четверти прибыли компании.

Государство в течение многих лет привлекало бизнес в сектора с небольшой доходностью, такие, как машиностроение и дорожное строительство
Дребенцов из BP привел и еще одну проблему: в последние годы издержки на труд росли быстрее производительности. "Все привыкли к тому, что мы улучшаем свою жизнь гораздо быстрее, чем мы повышаем качество своей работы", - объяснил эксперт.
"Мы должны оценивать, каким образом может вести себя экономика в условиях подрыва дееспособности такой схемы, - отметил Кузьминов. – Самое смешное, что почти все игроки – бизнес, правительство, население – пытаются вести себя, как будто ничего не случилось". Все эти институты продолжают функционировать.
Разрушение плохих институтов
Ожидания по поводу будущего российской экономики различаются. Кузьминов предполагает, что Россия может перейти к новому равновесию без постоянного роста нефтяной ренты.
Этот переход может начаться, если инфляция снизится до 3-4%, а компании смогут получать кредиты и средства на финансовых рынках, которые смогут использовать для дальнейшего развития. В такой ситуации в экономике России должны появиться длинные деньги, ими могут быть, например, пенсионные накопления.
С этим согласен бывший министр финансов России Алексей КУДРИН. Он сравнил ситуацию в России с ситуацией в Греции: обе страны страдают от низкой производительности труда и отсутствия "длинных денег".
Внутренние инвестиции могли бы оживить рост российской экономики.
Это мнение подтверждает и Владимир МАУ: снижение инфляции как раз повысит доступность кредитов.
Еще одной предпосылкой может стать отказ от благотворительного налогообложения бизнеса, а также снижение политических рисков для бизнеса. Кроме того, необходимо снизить контрольно-надзорное давление на бизнес, уточнил Кузьминов.
В год, по оценке ВШЭ, бизнес теряет около 2% ВВП из-за действий контрольно-надзорной системы. По оценкам "ОПОРЫ России" и "Деловой России", потери составляют 5% ВВП.
По мнению А.Кудрина, часть из этих мер власти начинают реализовывать. Правительство уже обратило внимание на необходимость снижения политических рисков для бизнеса. Также Кудрин согласен, что необходим демонтаж контрольной нагрузки.
Это мнение поддержал и Михаил АБЫЗОВ. Он полагает, что необходимо пересматривать советские требования к компаниям, которые действуют до сих пор. Многие нормы и требования были прописаны еще в 1960-е годы. С тех пор эти требования устарели, а их выполнение стало очень дорогим. Чтобы обновить эти "сотни тысяч" документов, по мнению министра, нужно несколько лет. Он также считает, что для решения этой проблемы лучше использовать современные информационные технологии.

Эксперты предсказывают, что даже темпы роста на уровне 1,5-2% могут стать роскошью
Годы стагнации
Однако есть и другой сценарий – государство просто не будет ничего менять. В этом случае, по прогнозу ВШЭ, через 2-3 года будут потрачены все резервы.
Подобную оценку приводит и Алексей Кудрин. Наличие резервов, по его мнению, несколько тормозит процесс реформ. Имея эти средства, реформы можно откладывать.
по прогнозу ВШЭ, как только резервы кончатся, все проблемы российской экономики обострятся. Государство не сможет субсидировать бизнес, что приведет к замораживанию автомобилестроения или дорожного строительства. Произойдет резкое сокращение социальных программ и потребительского спроса. Проблемы начнутся у торговли и сельского хозяйства, которые ориентированы на внутренний рынок.
Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений ЯСИН привел ОПРОС ЭКСПЕРТОВ о том, какой путь развития выберет Россия в ближайшие годы.
Почти половина из 32 опрошенных специалистов ждут, что с 2016 года будет реализован инерционный сценарий: власти будут проводить политику, которую они проводили в последние годы. Результатом этого станет длительная стагнация российской экономики.
Еще 28% ожидают реализации мобилизационного сценария – фактически это "закручивание гаек". Реализация этого сценария приведет к глубокому падению российской экономики. Реализации инновационного сценария ожидают лишь 6,7% опрошенных экспертов.
М.Абызов дополняет, что в такой ситуации даже темпы роста на уровне 1,5-2% могут стать роскошью. "За это еще нам придется побороться", - заявил он.
За счет внутреннего спроса экономика России может расти примерно на 0,5%. К росту в 1-2% можно прийти лишь с помощью увеличения экспорта. Однако это возможно лишь в случае появления инновационных компаний и продуктов. М.Абызов не видит сейчас условий для появления таких компаний.

Русская служба BBC, 20.04,2016
http://www.bbc.com/russian/business/2016/04/160420_russia_crisis_discussion
Примечание: все выделения в тексте – мои.

http://loxovo.livejournal.com/7358629.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...